www.kaur.ru «КаУР – Карельский Укрепрайон»
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ
ФОТО КАРТА САЙТА
СТАТЬИ ССЫЛКИ
СХЕМЫ АВТОРЫ
ДОКУМЕНТЫ

© www.kaur.ru, 2004-2017

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
КаУР – Документы

А. П. Носов

«Наш вклад в победу»

Подготовка текста:
© 2010 www.kaur.ru

 

В середине августа 1941 г. меня и еще пять молодых офицеров, уже побывавших в боях и отлежавших в медсанбате после ранения, из города Пушкина направили на Карельский перешеек в 154 ОПАБ. В течение нескольких дней сюда прибыли еще около 100 солдат и сержантов для формирования новой пулеметной роты. Все мы не имели представления о службе в укрепрайоне. Командир части майор Соловьев объяснил нам и поставил задачу: в короткий срок занять район роты, оборудованный строительным отрядом, и подготовить все необходимое для встречи врага. Финские войска уже развернули наступление на Карельский перешеек, стремясь быстро выйти к нашему рубежу.

На следующий день командир роты лейтенант Плешивцев и политрук Крылов, разбив личный состав по боевым сооружениям и поставив во главе офицеров (комендантов сооружения), повели нас в район обороны. Здесь рабочий отряд, сформированный из ленинградцев-студентов, преимущественно женщин, под руководством военных инженеров, заканчивал постройку деревянно-земляных сооружений (ДЗОТ), установку проволочных заграждений и минных полей. В районе роты находились всего два полукапонира, вооруженных спец. 76-мм орудиями. Остальные боевые сооружения были только построены. Личный состав занял ДЗОТы. Предстояла огромная работа: организовать системы огня, усовершенствовать круговую оборону сооружений и взаимодействие их в бою, а главное, обучить личный состав тактическим действиям, а также знанию и умению пользоваться вооружением и встретить во всеоружии врага.

Непреклонным законом нашей жизни стало, не считаясь со сном и отдыхом, ни с затратой физических сил, ежедневно совершенствовать оборону и изучать вооружение. В короткий срок около боевых сооружений были отрыты траншеи полного профиля, оборудованы площадки для пулеметов и укрытий, хода сообщений, построены землянки для личного состава. Организована система огня, составлены стрелковые карточки и схемы ориентиров. Организовано круглосуточное наблюдение за противником. С личным составом изучено сооружение и проведены практические стрельбы из пулеметов и винтовок,а также метание боевых гранат и бутылок с горючей смесью. Изучены и оттренированы практические действия гарнизонов в бою. Все это в дальнейшем продолжало совершенствоваться. Траншеи и хода сообщения были одеты жердями (благо вокруг нас было много леса), а позднее, в первой половине 1942 г., рота получила на вооружение свою артиллерию, минометы, противотанковые ружья - все, что в условиях жесточайшей ленинградской блокады мог сделать рабочий класс для защиты своего любимого города.

Победа наших войск под Москвой, разгром крупной немецко-фашистской группировки в декабре 1941 г. и наступление наших войск воодушевили наших воинов, подняли моральный дух, укрепили веру в победу и вызвали стремление каждого внести свой личный вклад в дело разгрома врага. В частях укрепрайона развернулось истребительное движение. От пассивной обороны мы начали переходить к активным действиям. Первыми истребителями стали коммунисты и комсомольцы. С разрешения командиров они выходили на передний край обороны, вели наблюдение и уничтожали обнаруженного врага. В нашей роте имели на боевом счету: сержант Сергеев 7 оккупантов, серж. Помазкин 5, ст. серж. Назаров 11 и некоторые др. бойцы.

Находясь в боевом охранении, л-т Костичев установил, что финские солдаты открыто передвигаются, не боясь нашего огня. Сообщили об этом снайперам. Трое финских солдат прокладывали телефонный провод и сели закурить на опушке леса. Метким выстрелом серж. Сергеев сразил одного, двое других скрылись в траншее. После длительного наблюдения было установлено, что финские солдаты ежедневно группой до 10 человек заходят в рощу "Круглая", а через 3-4 часа возвращаются обратно в траншею. Оказалось, они прорубали просеку для обстрела и наблюдения и заготовляли лес, складывая его в штабеля неподалеку от дороги. Мне было приказано организовать разведгруппу и подготовить операцию по захвату "языка". 15 декабря, рано утром, я, ст. сержант Сергеев и серж. Помазкин вышли в боевое охранение к роще "Круглая" и начали наблюдать за противником. В 9 час. утра одиннадцать финских солдат перешли за проволочное заграждение и начали чистить дорогу в лес к штабелям бревен, а двое с автоматами стояли на охране. Мы поняли, что финны хотят вывезти срубленный лес. Доложили командиру и получили "добро" на действия нашей группы.

На следующее утро наша группа в составе 7 чел., используя предрассветное время, пошла в рощу "Круглая" и замаскировалась за вторым штабелем бревен. Около 10 часов на дороге появились три подводы, на которых ехало 10 солдат. На первой подводе было 2 человека, один с автоматом. На второй 6 человек и на третьей - ездовой и солдат с автоматом. Я распределил, кто по какой подводе ведет огонь по моей команде. Ездовой на первой подводе был намечен к захвату как "язык". Все произошло мгновенно в какие-то доли секунды. Убитые солдаты и лошади создали пробку на дороге. Ездовой на первой подводе схватил автомат у убитого товарища и бросился бежать в сторону нашего боевого охранения, но снег был глубокий, тогда он залег и открыл огонь по нашей группе. Мы вынуждены были покончить с ним. Захватив 2 финских автомата и документы, мы возвратились в подразделение. Никто из нашей группы не пострадал.

Не всегда наши действия были удачны. Наблюдением установили, что финские солдаты больше не появляются в роще "Круглая", решаясь, видимо, вывезти оттуда заготовленный лес. Решили это проверить на месте и хотели опять скрытно выйти к штабелям леса. В голове нашего дозора шел серж. Помазкин и, зацепив ногой за протянутую проволоку, подорвался на мине. Мы его на волокуше доставили в подразделение, а оттуда - в госпиталь. Финны перехитрили нас. Они заминировали дорогу и, наверняка, подходы к штабелям леса.

Длительным наблюдением за противником и его передним краем было установлено: 400 м левее позиции нашего боевого охранения на опушке леса стоял стог сена, стоял он в октябре и продолжал стоять и в феврале 1942 г. В дневное время около него ничего подозрительного не было замечено, зато в ночное время, когда была полная луна, из стога шел дым, и рано утром появлялись солдаты. Стало ясно, что это наблюдательный пункт или огневая точка.

Принято решение провести операцию по захвату "языка", используя крепкий снежный покров и его большую глубину. План состоял в следующем: прорыть в снегу глубокую траншею с выходом в тыл противника и захватить "языка". В разведку была выделена группа в 10 чел. Четыре дня мы в снегу прорывали коридор, сохраняя снежную крышу, трамбуя снег или вытаскивая его на волокушах, для чего к волокуше был привязан длинный телефонный провод. Для прохода воздуха в некоторых местах дали окна. По этому снежному корридору двигаться можно было только ползком по-пластунски.

Утром 7 февраля разведгруппа приступила к проведению операции. В боевом охранении были оставлены два пулемета. Задача их была по сигналу ракеты вести огонь по стогу сена. Одного разведчика оставили у входа в траншее для охраны и вытаскивания обратно из траншеи волокуши. 4 человека поползли по траншее. Впереди ряд. Мякинен. Он знал финский язык. Тянул за провод волокушу, нагруженную тремя парами лыж и бронещитком для установки у выхода. За ним серж. Сергеев, старший серж. Назаров и я. По выходе из траншеи Мякинен был оставлен для охраны выхода. Я, ст. серж. Назаров, надев лыжи, стали углубляться в лес, чтобы зайти с тыла. Пройдя метров 150, мы заметили большую группу финских солдат, идущих на лыжах в масхалатах. Они нас не заметили. Мы залегли в снег и решили дать бой. Я стрелял из финского автомата, а Назаров и Сергеев - из винтовок СВТ (полуавтоматов). Пулеметы, оставленные в боевом охранении, открыли огонь по стогу сена. Финны попадали в снег. Ст. серж. Сергеев поднялся было с земли и наповал был сражен вражеской пулей. Ряд. Мякинен подтащил волокушу. Мы погрузили тело и начали отходить по снежной траншее. При отходе осколком финской гранаты был ранен серж. Назаров. С большим трудом мы добрались до входа, погрузили на волокушу оружие и раненого Назарова, дали сигнал оставшемуся разведчику у входа, чтобы он вытащил волокушу, а вслед за волокушей вылезли и мы. Отдохнув немного в боевом охранении от всего пережитого и перевязав ногу Назарову, мы вернулись в подразделение.

На другой день 10 февраля газета "Ленинградская правда" писала в разделе "Вести с фронта":

"9 февраля активно действовали разведчики частей генерала Черепанова (командующий 23 армией). Группа разведчиков под командованием ст. лейтенанта Носова, выполняя боевое задание, встретилась с группой белофиннов. В завязавшемся бою наши разведчики уничтожили 17 белофиннов и захватили 2 автомата".

Вот так в частях укрепрайона была развернута активная оборона, лишившая противника активных действий, заставившая глубже зарыться в землю и окончательно потерять надежду захватить Ленинград.

Я на своем боевом счету имел 22 уничтоженных оккупанта. Особенно на всю жизнь мне запомнился день 22 июня 1942 г. (Первая годовщина Великой Отечественной войны). В этот день меня приняли в члены Коммунистической партии. Мне был вручен орден "Красного Знамени" членом Военного Совета фронта секретарем ЦК А. А. Ждановым и присвоено очередное звание - ст. лейтенант. Своим ратным трудом мы всячески старались приблизить день победы...

Много еще у меня на фронте было малых и больших дел, пока наступила ПОБЕДА, Родина щедро отметила это, наградив боевыми наградами.

На фронте я нашел свое личное счастье. Моя жена Мария Ивановна была санинструктором, и вместе с ней мы прошли тяжелый путь фронтовыми дорогами. После войны мы вырастили и воспитали детей.

Сейчас мы находимся на пенсии.

Носов Афанасий Петрович
Подполковник

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ К ОГЛАВЛЕНИЮ