www.kaur.ru «КаУР – Карельский Укрепрайон»
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ
ФОТО КАРТА САЙТА
СТАТЬИ ССЫЛКИ
СХЕМЫ АВТОРЫ
ДОКУМЕНТЫ

© www.kaur.ru, 2004-2017

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
КаУР – Документы

Е. А. Михайлова

«Фронтовые будни»

Подготовка текста:
© 2010 www.kaur.ru

 

Начало войны я встретила в Ленинграде. После окончания медицинского училища я работала медсестрой в урологической больнице, на Б. Подьяческой улице, а жила у своих земляков в пос. Отрадное. (Родилась я и жила до поступления в училище с родителями в деревне Ярославской области). Как военнообязанную, меня военкомат призвал в армию и в начале июля меня направил в Череповец в формируемый там медсанбат. Но там я оказалась лишней, поэтому я вернулась обратно в Ленинград на старое место работы. В начале августа вторично вызвали и дали направление на Карельский перешеек. Поездом я добралась до ст. Песочная, где уже находилась команда пополнения для воинских частей. Нас повели в пос. Мертуть, где находился 293 артпульбат. Медицинских работников распределили по боевым сооружениям. Несмотря на то, что уже начинало темнеть, финны, видимо, заметили нас и открыли огонь из миномета. Все побежали по траншее, а я растерялась, не знаю что делать. Ко мне подбежал командир взвода связи и толкнул меня в траншею. По окончании обстрела все разошлись по своим боевым сооружениям, и я пошла в ДОТ "Измаил", куда была назначена. Не все еще роты были укомплектованы фельдшерами, поэтому меня часто вызывали оказывать помощь раненым в другие боевые сооружения. Стояла теплая погода, видимость была хорошей, и финны, наблюдая с колокольни церкви в д. Александровка, все время обстреливали из минометов наш район, гоняясь за каждым замеченным бойцом или повозкой. Так у нас была убита лошадь с повозкой, подвозящая обед. После этого пищу пришлось поочередно носить в термосах. В конце октября наша рота (кроме дежурных) ходила в баню на Черную Речку, и когда возвращались, видим, что деревянные дома, оставшиеся от д. Мертуть, горят ярким пламенем, подожженные зажигательными снарядами. Вскоре меня перевели на сооружение "Граб". Здесь работы было много, часто приходилось перевязывать раненых и эвакуировать раненых в тыл.

Передняя траншея противника находилась всего в 250-300 метрах. Однажды, возвращаясь с передовой с солдатом Савкиным, мы попали под огонь тяжелой финской батареи. Около нас упали два снаряда, но на наше счастье не разорвались.

В начале 1942 г. меня перевели в санчасть, где врачом был Нейштарт, а санитарками - Саня Иванова и Галя Щеголева.

Было очень тяжелое голодное время. У некоторых бойцов началась цинга, истощение, голодные отеки. Мы больных с точек собирали к себе: обогревали, поили хвойным настоем, который приготовляли сами, благо вокруг нас было много хвойных деревьев. Дров нам не давали. Вдвоем с Галей Щеголевой ходили в лес, пилили тонкие деревья и на волокуше тащили к землянке. Санитарные условия в землянках, где жили бойцы, были плохие, начала появляться вшивость. Мы вели большую борьбу с этим злом, принимая всевозможные меры. Проглаживали белье горячим утюгом, и когда приходила спецмашина, проводили полную дезинфекцию белья и всех вещей личного состава. Тщательно следили за приготовлением пищи и состоянием посуды, предупреждая кишечно-желудочные заболевания.

Как-то я шла с начальником санслужбы части Котовым по траншее, и впереди нас разорвался снаряд. Нас засыпало землей, но ни одной царапины. В который раз! Видимо я была везучая. Народ у нас был очень дружный и энергичный, не унывал ни в какой обстановке. Была создана самодеятельность. В ней участвовали офицеры: Горский играл на гитаре, Шкаев - на балалайке, Куц - на мандолине, девушки - Мельникова, Титова и др. пели и танцевали. Группа самодеятельности ходила по подразделениям, исполняя свои номера. Политрук роты Кольцов поручил мне выпускать стенную газету в виде альбома, которую можно было передавать из сооружения в сооружение. Мы с Васей Ковалевым редактировали эту газету. Скоро она завоевала популярность у бойцов. В ней были интересные заметки о нашей фронтовой жизни и много карикатур.

В начале 1944 г. меня перевели в 134 отд. пулеметно-артиллерийскую роту, которая несла охрану и оборону по берегу Финского залива в районе Сестрорецка в зимнее время. Жили мы в Дубках в двухэтажном деревянном доме. Однажды противник начал обстрел нашего района. Один тяжелый снаряд попал в наш дом, пробил крышу и разорвался в комнате, где находились бойцы. 16 чел. были ранены, трое скончались на месте, остальным я оказала необходимую помощь, и они на лошадях были эвакуированы в госпиталь в Осиновую Рощу. Вскоре меня перевели в санчасть на Черную Речку. Там работали очень хорошие, преданные своему делу врач Вайсман Р. С. и медсестры Гавриловы Нонна и Ираида, я их раньше знала, еще когда я работала в медпункте, ходила к ним получать медикаменты и перевязочный материал. Они всегда были готовы со всеми поделиться последним куском хлеба.

Здесь наша работа протекала уже в мирных условиях. Карельский перешеек был освобожден, и правительство Финляндии заключило с нами мир.

В начале 1945 г. меня демобилизовали. Я устроилась работать там, где воевала, в санаторий "Сестрорецкий курорт". Отработала 36 лет. Сейчас на пенсии. Есть у меня дочь, растет внук.

Прошло много лет, а память о том тяжелом времени Ленинградской блокады и гибели многих друзей-товарищей живет до сих пор. Чтобы этого не повторилось - надо беречь мир и бороться за него.

Михайлова Елизавета Алексеевна
Фельдшер 22 УРа

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ К ОГЛАВЛЕНИЮ