www.kaur.ru «КаУР – Карельский Укрепрайон»
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ
ФОТО КАРТА САЙТА
СТАТЬИ ССЫЛКИ
СХЕМЫ АВТОРЫ
ДОКУМЕНТЫ

© www.kaur.ru, 2004-2017

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
КаУР – Документы

В. Е. Мещеряков

«Наступление»

Подготовка текста:
© 2010 www.kaur.ru

 

После участия в боях под Колпино, Лугой, Псковом и другими населенными пунктами, 22 апреля 1944 г., в период подготовки штабом Ленинградского фронта наступательной операции на Карельском перешейке, я был направлен в 22-й укрепрайон и получил назначение на должность начальника штаба УРа. Одновременно в штабе фронта меня предупредили, что намечается Выборгская наступательная операция, и что к ней необходимо подготовить справку о состоянии и возможностях 22 УРа для участия в операции. В справке отразить: расположение огневых точек на направлении, наличие артиллерийских средств, возможность использования ДОТ для командных и наблюдательных пунктов полевых войск, пути подхода к переднему краю, какие ОПАБы можно снять с боевых порядков для участия в наступлении. Кроме этого, предупредили, чтобы ни с кем разговоров о наступательной операции я в УРе не вел.

На КП 22 УРа, который был расположен на берегу р. Черная Речка в долговременном железобетонном сооружении и в землянках поблизости от сооружения, меня принял комендант 22 УРа полковник Котик Валерий Александрович. Он познакомился со мной, т. к. ранее мы не встречались, и коротко охарактеризовал обстановку, расположение ОПАБов и некоторых офицеров, с которыми мне придется работать. После беседы собрал руководящий состав управления и представил мне. Я познакомился с начальником политотдела подполковником Королем Михаилом Алексеевичем, командующим артиллерией полковником Трибиссом Иваном Ивановичем, зам. коменданта УР по тылу майором Поповым Василием Петровичем и другими офицерами.

Начальник оперативного отделения подполковник Тулачек подготовил мне карту с боевым расположением наших частей и противника, рас положением долговременных огневых точек с их нумерацией и условными наименованиями. На правом фланге от озера Лембалово и левее занимал оборону 63 ОПАБ - командир Юферицин, район Елизаветинка 126 ОПАБ - командир майор Носов, район Сарженка 522 ОПАБ - командир майор Никоненок, высоты Меднозаводского озера 154 ОПАБ - командир подполковник Косарев, Мертутские высоты 293 ОПАБ - подполковник Гребенщиков, район Белоостров (станция Белоостров) - Каменка 106 ОПАБ - командир подполковник Подкопаев, по побережью Сестрорецкого разлива, "Памятник шалаш Ленина", имея боевое охранение по ту сторону Разлива на жел. дор. насыпи, 133 ОПАБ - командир майор Фролов, г. Сестрорецк с передним краем по Ржавой Канаве, Дубовая роща и вдоль побережья Финского залива до Тарховки 28З ОПАБ - командир подполковник Широков, отдельная пулеметно-артиллерийская рота занимала оборону в ДОТах в районе Агалатово - командир капитан Брилин. На рубеже 22 УРа находились две отд. электротехроты, на которые была возложена задача - обслуживание электропрепятствий и [обеспечение] электросветом отдельных ДОТов. Роты располагались в железобетонных сооружениях, заглубленных в землю на два этажа, электропроводка к препятствиям находилась под землей. 74 ОЭТР располагалась в районе Лембалово, а 73 ОЭТР - на высоте Мертуть.

После ознакомления с расположением ОПАБ по карте, дал задание подготовить мне необходимую справку о состоянии частей, а сам выехал для личного ознакомления на занимаемые ОПАБами рубежи. В середине мая 1944 г. на командный пункт 22 УРа прибыли командующий 21 армии генерал-лейтенант Гусев Дмитрий Николаевич и генерал-майор Астанин (бывший командир 41 СК, затем командующий Приморской группой Ленфронта). Командующий ознакомил коменданта УРа Котика с предстоящей наступательной операцией, я доложил о проделанной работе и передал подготовленную справку, ответил на поставленные вопросы. Генерал Гусев Д. Н. поставил перед нами задачу об обеспечении скрытной рекогносцировки переднего края противника командирами полевых соединений. Одновременно поставил нас в известность, что операция намечена в начале июня с рубежа 22 УРа, главный удар будет наноситься 30 гв. ск генерала Симоняка Николая Павловича с рубежа Медный Завод - высота Мертуть вдоль Выборгской шоссейной дороги, слева с рубежа ст. Белоостров - Сестрорецк 109 ск генерала Алферова И. П. наступает вдоль Приморского шоссе.

Мною были разработаны маршруты выхода на передний край для каждой группы офицеров соединений, отмечены ДОТы, из которых просматривался передний край и глубина противника, были подготовлены проводники по каждому маршруту. Весь материал был просмотрен и утвержден полковником Котиком В. А. Из-за строгой секретности к этой работе офицеров штаба и др. руководителей управления УРа мы не привлекали, они выполняли отдельные задания.

С 15 по 25 мая на КП УРа прибывали командиры корпусов и дивизий с группами офицеров для рекогносцировки исходного положения и переднего края противника. С целью маскировки на КП им выдавали плащ-палатки, пилотки и частично маскировочные халаты, экипировали как солдатский состав. После экипировки давали им проводников для каждой группы по их маршрутам, где их встречали командиры батальонов, сопровождали по своим участкам, обеспечивая необходимую маскировку.

В первых числах июня по приказу штаба фронта КП 22 УРа был перенесен в лес южнее Сарженки, где мы начали отрывать землянки, проводить связь, затем был переведен весь личный состав управления УРа. На прежнем месте КП УРа в районе Черной Речки и Сертолово-II был размещен штаб 21 армии и управления родами войск и служб.

В начале июня 1944 г. 22 УР получил распоряжение из штаба фронта о подготовке четырех ОПАБов для участия в наступательной операции в полосе 21 армии с целью закрепления захваченных полевыми войсками рубежей в ходе наступления. Выделение ОПАБов проводилось из расчета, где меньше всего ДОТ и с второстепенных участков обороны. Для участия в Выборгской наступательной операции были отобраны: 126, 522, 29З и 133 ОПАБы. Штабом УРа было четко спланировано, что эти части берут с собой и что оставляют и передают в остающиеся ОПАБы - ДОТы, вооружение, боеприпасы, имущество. С командирами и начальниками штабов убывающих батальонов были проведены занятия по взаимодействию с наступающими частями и по закреплению рубежей, захваченных полевыми войсками в ходе наступления.

Была создана оперативная группа из офицеров управления УРа для руководства ОПАБами в ходе наступления. Она состояла: комендант УРа, начальник штаба, командующий артиллерии, инженер УРа, начальник политотдела и другие офицеры управления. Руководство остающимися частями было возложено на начальника оперативного отделения УРа подполковника Тулачека.

За несколько дней до начала наступательной операции в Ропшинском дворце были собраны командиры корпусов и дивизий для заключительного этапа оперативно-тактической игры по предстоящей операции. Вызывался в Ропшино и комендант УРа, но полковник Котик вместо себя послал меня. Когда я доложил Командующему 21 армии Гусеву Д. Н. о своем прибытии на занятия, он возмутился, почему не прибыл Котик, но приказал мне остаться и принять участие в учениях.

Когда пригласили командиров соединений в другой зал, то мы увидели большой макет Карельского перешейка, с точностью воспроизводивший все полосы обороны финнов, до самогоВыборга. На этом учении присутствовали командующий Ленинградским фронтом генерал армии Говоров Л. А., член военного совета генерал-лейтенант Жданов А. А., начальник штаба фронта (вновь прибывший) генерал Попов М. М., командующий артиллерией фронта генерал Одинцов Г. Ф. Проводил учения командующий 21 армии. Он рассказал об основной идее операции, указкой показал на макете укрепленные полосы и позиции, которые предстояло преодолеть войскам, и охарактеризовал каждую из них. После этого каждый командир корпуса докладывал свое решение на прорыв и дальнейшие наступательные действия в глубине обороны противника.

Решения и действия 22 УРа были затронуты вскользь, в основном речь шла о планированном огне с переднего края обороны и частично о закреплении рубежей в ходе наступления.

В ночь на 9 июня наша оперативная группа прибыла на НП - высота Мертуть и расположилась в ДОТе "Казбек". В этом же районе были передовые наблюдательные пункты штабов фронта и армии, НП командира 30 гв. ск, подготовленные в инженерном отношении, с использованием долговременных огневых точек.

9 июня на НП фронта прибыли Говоров Л. А., Жданов А. А., Попов М. М., Одинцов Г. Ф., командующий 21 армии Гусев Д. Н. и др. генералы и офицеры фронта, армии и родов войск.

В связи с тем, что в период арт. подготовки нельзя было подавить все огневые точки противника, 9 июня был намечен день разрушения. В этот день в 8 часов - день разрушения начался с пулеметного обстрела переднего края противника с целью выманить живую силу противника из укрытий в траншеи и накрыть арт. огнем. В пулеметном обстреле участвовали и ДОТы УРа, находящиеся на переднем крае. После внезапного ливневого пулеметного огня, который за несколько минуте остриг траву, кустарники и маскировку на переднем крае финской стороны, все арт. минометные средства произвели пятиминутный огневой налет. После артналета началось методическое разрушение намеченных целей.

Наиболее трудным была борьба по разрушению ДОТа "Миллионер". Этот пулеметно-артиллерийский ДОТ был построен в системе укрепрайона и захвачен финнами в 1941 г. К моменту разрушения он находился между первой и второй траншеями противника и имел в длину метров 20 и ширину более 10 метров, толщину напольной стены и покрытие в два метра, возвышался над поверхностью земли трехметровым зеленым холмом и имел хороший обстрел нашего переднего края. Для его разрушения были выделены две гаубицы 20З мм. Выделенные гаубицы были подтянуты к переднему краю на прямую наводку, НП командира батареи находилось на переднем крае. Чтобы вывести из строя ДОТ, потребовалось 90 прямых попаданий. Командиру батареи было присвоено звание Героя Советского Союза, а личный состав расчетов награжден правительственными наградами.

В течение дня огонь на разрушение чередовался с короткими артналетами. Авиация совершила несколько бомбоштурмовых ударов в глубине новой полосы обороны противника по ДОТам, ДЗОТам, арт. батареям, железнодорожным узлам.

В 18 часов, когда еще продолжался огонь разрушения, после короткой арт. подготовки на некоторых участках, одновременно началась разведка боем, которая была необходима для окончательного уточнения огневой системы и силы противника. В ряде мест атакующие подразделения улучшили занимаемые позиции, ворвались и захватили первую и вторую траншеи.

10 июня в 6 часов утра огненный ураган вновь обрушился на передний край и в глубину обороны противника. Арт. подготовка велась два часа 20 минут, в ней участвовало более двухсот орудий на 1 км фронта. За полчаса до начала атаки в общем гуле артиллерии стал нарастать гул моторов. Это на низкой высоте летели эскадрильи штурмовой авиации, а выше их - девятки бомбардировщиков. С земли хорошо было видно, как отрывались бомбы от самолетов и с нарастающим свистом приближались к целям противника.

Вся земля дрожала вокруг от взрывов, взрывная волна проносилась над нашим передним краем, захватывая расположения наблюдательных пунктов. На главном направлении 21 армии и на исходном положении с рубежа Старый Белоостров изготовились к атаке соединения и части 30 гв. ск в направлении вдоль Выборгского шоссе на Кивеннапа - Выборг, справа 97 ск и слева 109 ск. По сигналу атаки части первого эшелона, 45 гв. сд Путилова и 63 гв. сд Щеглова, дружно поднялись в атаку и устремились вперед. С высоты Мертуть отлично было наблюдать атакующую пехоту и мчавшиеся в обгон пехоты танки непосредственной поддержки. 45 и 63 гв. сд овладели первой и второй траншеями, быстро стали углубляться в оборону противника по направлению к р. Сестре и в течение короткого времени преодолели четыре вражеских траншеи.

Вслед за наступающей пехотой и танками двигались: артиллерия, штабные машины, кухни, обозы. Необходимо отметить, что в период атаки противник несколько раз подавлен был огнем артиллерии и авиации, что не произвел ни одного артиллерийского или минометного выстрела по атакующим, не появлялась его авиация.

К исходу дня 10 июня стрелковые дивизии 30 гв. ск с боями прошли около 20 км и в некоторых местах форсировали р. Сестру. 109 ск продвинулся на 10 км.

К вечеру 10 июня по 22 укрепрайону был отдан приказ о готовности к 8 часам 11.06.44 ОПАБам, выделенным для участия в наступлении, к движению за наступающими частями. 11 июня наступление развивалось успешно. 30 гв. ск, будучи на острие прорыва, к концу дня достиг второй полосы обороны противника в районе Кивеннапа, к этому времени был введен второй эшелон корпуса 64 гв. сд. 109 ск занял Терийоки, Келомяки, Райвола и частично вышел ко второй полосе. 97 ск с 15 часов был переподчинен командующему 23 армии. Перед 30 гв. ск впереди вторая полоса обороны финнов, особо укреплена высота с населенным пунктом Кивеннапа (Первомайское). Высота закрывала чуть ли не половину неба, где в земле находились железобетонные укрепления, дорогу к ней прикрывали три минных поля и арт. батарея. Впереди Кивеннапа на высотах были расположены 7 мощных железобетонных ДОТов, путь к ним закрывали проволочные заграждения, гранитные надолбы и минные поля.

С утра 11 июня ОПАБы двинулись вперед по маршрутам: 126 – Елизаветинка - Ахи-ярви, 293 и 522 - вдоль Выборгского шоссе, 133 - Белоостров – Райвола, и к концу дня они сосредоточились в указанных им районах. Позднее стало известно, что 293 ОПАБ в боях на р. Вуокси понес большие потери.

Мы с командующим артиллерией УРа, начальником политотдела, начальником инженерной службы, начальником связи и группой офицеров выехали на наблюдательный пункт командира 30 гв. ск генерала Симоняка Н. П. по Выборгскому шоссе в район Кивеннапа. Во второй половине дня мы встретились с командиром 30 гв. ск на его КП. С генералом Симоняком я был хорошо знаком с весны 1942 г., а также с его начальником штаба Трусовым. Мы неоднократно встречались по совместному участию в операциях.

12 июня наши войска продолжали вести наступление, встречая все возрастающее сопротивление противника, однако преодолеть вторую полосу нигде не удалось.

За три дня боев противнику ясно стало направление главного удара 21 армии, и он стал усиливать свои войска против 30 гв. ск. В район Кивеннапа финское командование направило свои оперативные резервы - 4-ую пехотную дивизию и части бронедивизии "Лагус". Подбросив резервы и опираясь на мощные железобетонные укрепления своей второй оборонительной полосы, противник рассчитывал сдержать наступление советских войск.

Вечером 12-го июня командующий фронтом принял решение перенести направление главного удара в полосу Приморского шоссе на участке Метсякюля - Кутерселька, для этого из резерва фронта передавался в 21 армию 110 ск, определил время готовности к прорыву - 7 часов утра 14 июня. На всю перегруппировку отводились одни сутки. За это короткое время требовалось скрытно перегруппировать и поставить на исходные и огневые позиции корпуса, огромную массу артиллерии, танковые соединения. Вся эта перегруппировка должна была в основном производиться вдоль фонта. Получил задачу 22 УР, который должен был ОПАБами занять оборону на высотах перед Кивеннапа и Райвола, с захватом Кивеннапа оборонять Кивеннапские высоты. Все вопросы взаимодействия увязывать с командиром 30 гв. ск. Ночью на 13 июня ОПАБы заняли указанные им участки обороны.

В 8 часов утра 14 июня началась мощная артподготовка на всем фронте 21 армии. После полуторачасовой стрельбы пехота и танки перешли в атаку, но прорвать оборону не смогли, не все цели были подавлены. Почти непрерывно наблюдалось действие нашей штурмовой авиации, она атаковала позиции противника, своим пулеметным огнем поливала траншеи, била из пушек. Пехота и танки штурмовых батальонов, прижимаясь к артогню, используя обходные маневры, постепенно блокировали ДОТы, врывались в траншеи и частично выходили в тыл опорных пунктов. Борьба велась за каждую траншею, за каждый ДОТ, противник неоднократно пехотой и танками переходил в контратаки, но все они были отбиты нашими частями и подразделениями.

Весь день 15 июня противник не прекращал отчаянные контратаки, но его сопротивление было сломлено, наши части взломали главную полосу обороны и открыли дорогу на Выборг.

К исходу дня 14 июня к нам приехал офицер с приказанием коменданта УРа Котика В. А. В приказании указывалось, что все действующие в наступлении ОПАБы передаются в распоряжение 17 УРа, поэтому оперативной группе, не дожидаясь передачи, вернуться на КП УРа. В связи с этим, я лично передал приказание командирам ОПАБов о том, что они переходят в подчинение 17 Укрепрайона и дал указание о продолжении занимать оборону до особого распоряжения. О переходе ОПАБов в распоряжение 17 УРа и об убытии оперативной группы 22 УРа я проинформировал командира 30 гв. ск.

Перед 22 УРом стояла задача оборонять занимаемый рубеж от Никуляс (Ладожское озеро) до Сестрорецка (Финский залив). Рубеж проходил: Никулясы, Ненюмяки, Лембалово, Елизаветинка, высоты Меднозаводского озера, высота Мертуть, станция Белоостров, Сестрорецк. Протяженность рубежа по фронту примерно 70 км, глубина полосы от 5 до 8 км. На рубеже Карельского укрепрайона осталось шесть ОПАБов, четыре из них 22-го УРа и два 17-го УРа. В районе В. - Н. Никулясы занимал оборону 246 ОПАБ, Коросари - Ненюмяки - 1 ОПАБ, Лембаловские высоты - Елизаветинка - 63 ОПАБ, высоты Меднозаводского озера - Мертутовская высота - 154 ОПАБ, Каменка - ст. Белоостров - 106 ОПАБ, Сестрорецк - побережье Финского залива до Тарховки - 28З ОПАБ. Остались на своих местах отдельные электротexpoты и отдельная пулеметно-артиллерийская рота в Агалатово.

Командирам батальонов была поставлена задача самим определить на месте, какие огневые сооружения оставить в боевой готовности и какие подлежат консервации без снятия вооружения.

После тщательной проверки и корректировки был окончательно утвержден боевой порядок в каждом батальоне и составлен план ведения боя. Спланирован также порядок консервации огневых сооружений и составлен план боевой и политической подготовки. Личный состав приступил к планомерной консервации и боевой подготовке.

Числа 23 или 25 июня по заданию Военного совета фронта два офицера оперативного управления штаба фронта и я провели рекогносцировку предполагаемого оборонительного рубежа в тылу 21 и 23 армий. Передний край рубежа проходил: ст. Кивиниеми, Куса, Муола, Сумма, левый берег р. Рокалан-йоки, о-ва Пий-сари, Тиурин-сари и Койвисто. В течение двух дней мы объехали на открытом вилисе весь передний край, откорректировали его на карте и доложили начальнику штаба фронта. Наша поездка была для нас небезопасной. Несколько раз мы попадали в минные поля и едва из них выбирались, приходилось щупами отыскивать и снимать мины, чтобы очистить себе дорогу.

В начале июля по приказу командующего фронтом на 22 УР возлагалась задача на обрекогносцированном ранее рубеже в тылу армии произвести на местности нарезку батальонных узлов обороны и опорных пунктов, срок был дан всего 10 дней. Чтобы выполнить эту работу в установленный срок, нами было создано две рекогносцировочные группы: одну из них возглавил комендант УРа полковник Котик В. А., вторую - я.

После утверждения зам. командующего фронтом генерал-лейтенантом Веревкиным-Рохальским нарезки узлов обороны и опорных пунктов, на 22 УР была возложена последующая задача по посадке и привязке в каждом опорном пункте долговременных железобетонных огневых сооружений, с определением типа сооружений и нанесением секторов обстрела. Работа предстояла большая и трудоемкая, тем более, что срок дан ограниченный – вместе с камеральными работами закончить до нового 1945 года. Вся работа комендантом УРа была возложена на меня, командующего артиллерии полковника Трибисса (затем Ларюкова С. А.), начальника УНИ УРа подполковника Кальянского, начальника оперативного отделения подполковника Тулачека. Нами были определены и укомплектованы несколько рекогносцировочных групп, в которые входили общевойсковые офицеры, артиллеристы, инженеры-саперы, связисты, топографы и вспомогательный состав. Группы были оснащены: картами разных масштабов, аппаратурой и приборами для измерения, рулетками, различным инвентарем (пилами, лопатами и др.), транспортом, продовольствием, кухнями. Каждой группе были выделены отдельные участки и подобраны места для постоянного расположения рекогносцировочных групп и руководства. Рекогносцировка и посадка огневых точек на местности продолжалась до глубокой осени 1944 года, пока не замерзла земля и нельзя было вбивать колья для обозначения. Однако, работа на местности была закончена полностью. Камеральные работы проводились в помещении штаба УРа на Черной Речке. К первому января 1945 г. вся работа по рекогносцировке со всеми обработанными материалами были сданы в штаб фронта.

За летне-осенний период 1944 г., наряду с несением боевой готовности, консервацией незанятых ДОТов, боевой и политической подготовкой, проводились большие строительные работы по постройке казарм - для вывода людей из землянок, столовых, домов офицерского состава, закрытых складских помещений, парков для боевой и вспомогательной техники. Для постройки казарм с Карельского перешейка разбирались и вывозились финские щитовые бараки, отдельные домики, сараи и др. Во многих частях были смонтированы свои лесопилки. В Сертолово, например, была электрическая лесопильня, в Никулясах - ручная. В гарнизонах Черная Речка и Гарболово производилось восстановление кирпичных казарм, столовых, домов офицерского состава. На Черной Речке был построен большой деревянный гарнизонный клуб, которым поль-зуются и до настоящего времени.

В январе 1945 г. полковник Котик В. А. был переведен в Ленинград, меня назначили комендантом УРа. Боевая готовность, боевая и политическая подготовка, работа по улучшению жилищных условий личного состава частей продолжалась. Весной 1945 г. встал вопрос демонтирования не занятых гарнизонами огневых ДОТ и складирования вооружения и боеприпасов, фильтровентиляционных установок. Для этого требовались все новые и новые крытые складские помещения, поэтому приходилось для строительства отрывать большое количество людей от боевой и политической подготовки. Кроме того, на ряде участков, как Елизаветинка, Лембалово, высоте Мертуть и др., занимались строительством новых, современных по тому времени, арт. капониров, пулеметных ДОТ и бронеколпаков с изогнутым стволом пулемета. В Елизаветинке был организован полигон для испытания новых долговременных огневых точек со стрельбой по ним из пушек и других средств разрушения.

Праздник Победы над фашистской Германией 9 мая личный состав встретил в своих гарнизонах. Радость Победы и окончания войны были восприняты с неописуемой радостью.

Примерно в конце мая - начале июня 1945 г. были вручены правительственные награды большой группе личного состава 22 УРа. Награды вручал командующий 23 армии генерал-лейтенант Швецов в гарнизонной столовой на Черной Речке. В этот день заслуженно получили награды нашей Родины более 800 человек.

Большая работа была проведена осенью 1945 г. по демобилизации личного состава 22 УРа. Воины, прошедшие через огненное пекло войны, отстояли свою Родину, с Победой возвращались в родные семьи, на мирное строительство. По всем гарнизонам в торжественной обстановке организованно состоялись проводы боевых друзей, товарищей. В больших гарнизонах, как Черная Речка, Гарболово, проводились митинги. На них выступал начальник политотдела УРа, зам. начальника политотдела 23 армии, демобилизованные и оставшиеся воины. Выступающие с большим воодушевлением и радостью говорили о Победе над гитлеровской Германией, о переходе на мирное строительство, о скорой встрече со своими близкими и друзьями после долгой и тревожной разлуки, а остающимся желали больших успехов в их боевой службе. В эти радостные дни не забыты и воины, отдавшие свои жизни во имя защиты нашей Родины, на их могилы были возложены венки, состоялись митинги.

К весне 1946 г. в командование 22 УРом вступил вновь назначенный на эту должность Герой Советского Союза генерал-майор Зашибалов Михаил Арсентьевич. А я вначале исполнял должность нач. штаба, а затем убыл к новому месту назначения - ст. инспектором боевой подготовки в управление Ленинградского военного округа. В моей дальнейшей военной службе я имел счастье еще дважды служить в Карельском Укрепрайоне - с мая по декабрь 1952 г. и с декабря 1953 по декабрь 1956 г. в должности командира 22-ой пулеметно-артиллерийской дивизии.

Мещеряков Василий Ефимович
Генерал-майор в отставке

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ К ОГЛАВЛЕНИЮ