www.kaur.ru «КаУР – Карельский Укрепрайон»
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ
ФОТО КАРТА САЙТА
СТАТЬИ ССЫЛКИ
СХЕМЫ АВТОРЫ
ДОКУМЕНТЫ

© www.kaur.ru, 2004-2017

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
КаУР – Документы

Г. Н. Масловский

«Северный форпост города»

Подготовка текста:
© 2010 www.kaur.ru

 

19 марта 1928 года Приказом революционного военного совета СССР № 90 за подписью наркома Ворошилова К. Е. предписывалось развернуть строительство Карельского укрепленного района вблизи старой государственной границы с Финляндией. Это был один из первых укрепленных районов, создаваемых на северо-западной и западной границах нашего государства. Развертывание строительства, выбор рубежа и формирование частей проходило под непосредственным руководством героя гражданской войны маршала Советского Союза Тухачевского, бывшего в это время командующим Ленинградским военным округом. Большую помощь в строительстве рубежа оказывал секретарь ЦК и Ленинградского обкома ВКП(б) Сергей Миронович Киров, направляя в помощь рабочих ленинградских предприятий, преимущественно коммунистов и комсомольцев, объединенных в рабочие отряды. Одновременно с развертыванием строительства формируется Управление коменданта, рота связи и отдельные 15 и 17 пулеметные батальоны, каждый 6-ти ротного состава.

Управление коменданта расположилось в Ленинграде в Петропавловской крепости.

С 1930 года прикрытие государственной границы на Карельском перешейке было возложено на Карельский укрепленный район, усиленный отдельной артиллерийской бригадой семидивизионного состава, и на пограничный отряд.

В связи с агрессивной политикой финского реакционного правительства СССР принимает меры к дальнейшему усилению Северо-Западной границы. С 1936 г. на Карельском перешейке началось строительство военных городков и сюда были переведены части из внутренних военных округов.

Управление коменданта укрепленного района было расформировано, а отдельные пулеметные батальоны подчинены стрелковым дивизиям. В июне 1938 года и в октябре 1939 года на базе стрелковых полков были сформированы еще 2 крепостных пулеметных батальона.

В 1937 году Укрепленный район посетил комиссар обороны К. Е. Ворошилов. Он проверял боевую готовность частей, осматривал боевые сооружения и много беседовал с бойцами и командирами, интересовался условиями жизни.

В 1939 г., в условиях обострившихся военно-политических отношений в Европе, СССР не мог оставаться безучастным к тому, что замышлялось на его границах. Крупнейший промышленный и культурный центр Ленинград находился неподалеку от подготовленного финнами плацдарма - линии Маннергейма.

На предложение Советского правительства о принятии таких мер, которые бы укрепили безопасность, как Советского Союза, так и Финляндии, финское реакционное правительство, поощряемое США и западноевропейскими государствами, ответило отказом и к ноябрю 1939 г. провело в стране мобилизацию и развернуло свои войска на границе СССР.

Прогремели вражеские провокационные выстрелы в районе пос. Майнилы, где находились наши подразделения. Несколько бойцов были убиты и ранены. В ответ на провокацию войска Ленинградского военного округа перешли в наступление на Карельском перешейке. В составе стрелковых дивизий действовали и крепостные пулеметные батальоны. Первые схватки с врагом показали беспредельную преданность Родине советских бойцов и командиров, героически дрался и личный состав крепостных частей.

После прорыва линии Маннергейма и взятия штурмом города Выборга с Финляндией был заключен мирный договор, по которому Карельский перешеек, как старинная русская земля, был возвращен СССР, и государственная граница была отодвинута от Ленинграда на 150 километров.

В советско-финской войне части Красной Армии получили богатый опыт боевых действий по прорыву мощных оборонительных рубежей в тяжелых зимних условиях. Этот боевой опыт получили и части Карельского Укрепленного района. Многие кадровые офицеры, командиры взводов и рот, отличившиеся в боях, в период Великой Отечественной войны были выдвинуты на должности командиров частей. Среди них подполковники - Подкопаев, Хасанов, Левченко, Широков, Герасимов, Шалыгин; майоры - Батаев, Шутихин, Соловьев и др.

В августе 1940 г. было сформировано Управление, получившее наименование 22 Укрепленного района, который объединил крепостные пулеметные батальоны.

После советско-финской войны командование Ленинградского военного округа приняло ряд серьезных мер к укреплению в инженерном отношении рубежа и повышению боеготовности частей. Силами частей Укрепленного района, инженерных частей округа, а в начале войны и жителей города, были построены боевые соружения, которыми заполнены промежутки между батальонными узлами и ротными опорными пунктами и значительно усилена противотанковая оборона, особенно на дорожных направлениях. Всего было построено артиллерийских железобетонных сооружений - 15, пулеметных и артиллерийских сооружений деревянно-земляных и сваренных из корабельнпй брони - 114.

Весной [1941 г.] в части был призван приписной состав, как рядовой, так и командный, и с ним организована усиленная подготовка.

С началом Великой Отечественной войны и особенно в начале июля, когда нависла угроза удара немецко-фашистских войск с юга и юго-запада, а финских - с севера, части Укрепленного района упорно и настойчиво готовились к отпору врага. Приходило пополнение, формировались новые части, расчищались сектора обстрела, минировались подступы, устанавливались противотанковые и противопехотные препятствия. Нужно было в короткий срок ознакомить людей с боевой службой в сооружениях, научить владеть оружием. Одновременно сооружения приводились в полную боевую готовность. Вместе с бойцами по укреплению рубежа работали тысячи ленинградцев.

Главное командование финских войск воспользовалось тем, что наша государственная граница на Карельском перешейке прикрывалась недостаточным количеством войск, т. к. основная масса сражалась с сильной немецкой группировкой, наступающей на Ленинград с юга и юго-запада, 30 июля начало наступление в центре Карельского перешейка. Финским войскам удалось ударами на Приозерск (Кексгольм) и Выборг окружить наши фланговые части, находящиеся севернее Приозерска и Выборга, и отрезать их отход на юг на рубеж Карельского Укрепленного района. Финское командование рассчитывало быстрым броском преодолеть расстояние от государственной границы до рубежа Укрепленного района и до занятия его резервами прорвать его и выйти с севера к Ленинграду.

Героически дрались наши малочисленные стрелковые части, пограничники и истребительные батальоны добровольцев, сдерживая продвижение финских частей к Ленинграду, защищая каждый рубеж.

Для усиления стрелковых и пограничных частей на дорожных направлениях в полосу предполья из состава КаУРа были высланы 4 передовых отряда, каждый в составе усиленной пулеметной роты, и 2 отряда саперов для установки заграждений. Эти отряды, действуя совместно с отходящими частями, показали образцы боевой выучки, мужества и смелости. Целый месяц понадобился финским войскам, имеющим преимущество в живой силе и технике, чтобы преодолеть расстояние от государственной границы до рубежа р. Сестра, а в районах Лемболово, Елизаветинка, Белоостров, Сестрорецк подойти вплотную к рубежу укрепленного района. Всему личному составу было объявлено Обращение главнокомандования Северо-Западного направления и Ленинградского партийного руководства, подписанное Ворошиловым и Ждановым, о смертельной опасности, нависшей над городом. Бойцы и командиры клялись стоять "насмерть" на последнем рубеже, закрывающем дорогу к Ленинграду.

Несмотря на недостаток вооружения и личного состава (в середине августа из состава Укрепленного района были переброшены два артпульбата для усиления Красногвардейского Укрепленного района), отсутствие на большинстве участков полевого заполнения, части 22 Укрепленного района под командованием генерал-майора Попова М. И., стойко сражаясь, отбили все попытки финских войск прорвать рубеж и дали возможность привести в порядок отошедшие с границы части и подтянуть фронтовые резервы.

В начале сентября по решению Военного Совета Ленинградского фронта Управление 23 Армией под командованием генерал-лейтенанта Черепанова объединило все части, имеющиеся на рубеже Укрепленного района, и подходящие резервы, организовало взаимодействие с Ладожской военной флотилией и артиллерией Кронштадтских фортов и отразило все попытки противника прорвать рубеж Карельского Укрепленного района, заставив его перейти к обороне. Здесь финские войска и находились до июня 1944 года.

Ярким примером стойкости, мужества и отваги явились боевые действия гарнизона боевого сооружения, носящего условное наименование "Семерка". Это сооружение прикрывало Термоловскую дорогу, выходящую на узел дорог, идущих на Ленинград.

На этом участке финское командование и сосредоточило основные усилия по блокировке и уничтожению боевых сооружений. Гарнизон ДОТа "Семерки" - небольшой, всего 7 человек. Комендант лейтенант Петров - старый коммунист, рабочий, призванный из запаса. Заместитель политрука - кандидат партии Ярославцев, начальники пулеметов Колосов и Смирнов, наводчики Веденин и Семичев и ручной пулеметчик Иванов. С утра 3-го сентября противник открыл массированный артминометный огонь по нашим боевым порядкам. Только по району "Семерки" было выпущено более 800 снарядов, 25 снарядов попало в сооружение. Затем финская пехота, используя пересеченную местность, пошла в атаку. Подпустив на близкое расстояние, гарнизон пулеметным огнем отразил атаку. Тогда противник мелкими группами, используя лощины, решил обойти сооружение с тыла. Нескольким группам финнов удалось подойти к сооружению с фронта и тыла на 100 метров, но их бросок в атаку был отбит кинжальным огнем пулеметов из сооружения и огнем ручного пулемета Семичева, выдвинутого из сооружения на открытую позицию в траншею возле входа.

На следующий день противник возобновил атаки, но все они успешно отбивались гарнизоном. В ходе боев связь с ротой была нарушена. Двое суток гарнизон вел бой в полном окружении. В боях было истреблено более 70 солдат и офицеров противника. Встретив упорное сопротивление, финны прекратили атаки и перешли к обороне.

Какую роль в обороне северных подступов Ленинграда сыграл Карельский Укрепленный район в сентябрьских боях 1941 года видно из воспоминаний бывшего командующего Ленинградским военным округом, а в начале войны Северным фронтом, генерала армии Попова М. М. и бывшего начальника инженерных войск Ленинградского фронта генерала Бычевского Б. В. (кн. "Оборона Ленинграда 1941-1944 гг. ", Академия наук СССР, Лен. отд. ин-та истории, Издательство "Наука", 1968г., стр. 32). "На линии старой границы находился Карельский Укрепленный район, законченный строительством в начале 30-х годов. Он упирался своим правым флангом в Ладожское озеро, а левым - в Финский залив и, таким образом, прикрывал все пути к Ленинграду. Его слабостью являлось то, что он почти не имел противотанкового вооружения и, что между батальонными, а кой-где и ротными районами, были большие промежутки, не перекрывающиеся огнем. Состояние Карельского Укрепленного района вызывало у нас серьезные опасения. Принятыми мерами перед войной и в ее начале, мы резко повысили боевую готовность укрепленного района. Именно перед его передним краем, впоследствии, остановилась лавина финских войск, катившаяся к Ленинграду. После некоторых попыток прорвать оборону укрепленного района, финны отказались от них и стали спешно закапываться в землю. Здесь они и закрепились до 10 июня 1944 года".

"Не следует также забывать", - пишет в своих воспоминаниях генерал Бычевский, - "что в первых числах сентября 1941 года финские войска были окончательно остановлены именно на линии старого укрепленного района, им пришлось зарываться в землю уже под огнем орудий и пулеметов, установленных в железобетонных сооружениях укрепленного района. Правда, специальным Постановлением Военного Совета Северо-Западного направления в середине августа 1941 года было решено перебросить отсюда в течение суток 100 станковых пулеметов с полными рассчетами на усиление Красногвардейского (Гатчинского) укрепленного района, к которому в этот момент подходил противник. Однако ход событий показал, что эта переброска не снизила боеспособности укрепленного района на Карельском перешейке, но зато позволила усилить сопротивление частей под Гатчиной, где наступал критический момент сражения". (Примечание: Вместо 100 станковых пулеметов с расчетами в Красногвардейский укрепрайон были направлены два отдельных пулеметных батальона полного состава).

К концу сентября 1941 года наступательные возможности немецких и финских воиск, в связи с большими потерями и упорным сопротивлением войск Ленинградского фронта на южных подступах к Ленинграду и на Карельском перешейке, иссякли, и фронт окончательно стабилизировался. Немецко-фашистское командование, не добившись решающих результатов, было вынуждено отказаться от дальнейших попыток взять Ленинград штурмом. Оно решило сломить героическое сопротивление защитников города длительной блокадой, систематическими артиллерийскими обстрелами и бомбардировками с воздуха. В одном из документов оперативного отдела немецкого генерального штаба о блокаде Ленинграда, датированном 21 сентября 1941 года, говорилось:

"а) сначала мы блокируем Ленинград (герметически) и разрушаем город, если возможно, артиллерией и авиацией.

б) когда террор и голод сделают в городе свое дело, открываем отдельные ворота и выпустим безоружных людей.

в) остатки "гарнизона-крепости" останутся там на зиму.

Весной мы проникнем в город, вывезем все, что осталось живое, вглубь России или возьмем в плен, сравняем город Ленинград с землей и передадим район севернее Ленинграда Финляндии".

Прекращение подвоза продовольствия, горючего и боеприпасов с "большой земли", в связи с захватом города Тихвина немецкими войсками, привело к резкому ухудшению в снабжении населения и войск фронта.

20 ноября 1941 г. Военный Совет Ленинградского фронта принял решение сократить хлебные нормы и выдавать войскам 1-ой линии - 300 гр. хлеба и 100 гр. сухарей. Остальным войсковым частям - 150 гр. хлеба и 75 гр. сухарей. Резко ухудшился приварок. Прекратился отпуск горючего для автотранспорта, не хватало теплой одежды. Надвигающийся голод явился не меньшим, а большим врагом, чем тот, который зарылся вблизи рубежа укрепленного района. Необходимо было принять меры, чтобы сохранить от истощения, болезней и смерти личный состав, всеми мерами поддержать слабеющий от недоедания организм и этим сохранить боеспособность частей.

В трудных условиях блокады, когда каждый грамм продовольствия был на учете, важно было организовать питание личного состава, изыскивая все возможности для его улучшения. Поздней осенью 1941 года во всех частях производилась заготовка не убранных на полях овощей и картофеля. Ввиду недостатка фуража для конского состава, часть его забивалась на плановое довольствие. Организовывалась ловля рыбы. По инициативе работников автотранспорта часть машин была переоборудована под газогенераторные установки, и организовано массовое производство березовых чурок. Большую заботу о здоровье личного состава приняли медицинские работники. Во всех частях они организовали изготовление хвойного настоя, выявляли ослабевших от недоедания бойцов и организовали для них кратковременный отдых в тылах частей. В это тяжелое время коммунисты и комсомольцы подавали пример в преодолении трудностей, связанных с блокадой. Несмотря на недоедание и истощение, они всегда были там, где труднее и опаснее. Последним куском хлеба делились с товарищами. Примером стойкости и мужества для бойцов укрепленного района были жители Ленинграда. Голодные, намученные бомбежками и артиллерийскими обстрелами, они находили в себе силы для борьбы с врагом. Они продолжали строить укрепления, дежурили на крышах домов, тушили пожары от немецких зажигательных бомб, производили для фронта оружие и боеприпасы и всем, чем только могли, помогали фронту. В самые тяжелые месяцы блокады, зиму 41-42 гг., несмотря на чрезвычайное положение в городе с электроэнергией, Ленинград, отказывая себе в самом необходимом, бесперебойно подавал электроэнергию для освещения боевых сооружений, работы агрегатов и электризации заграждений. Это был один из многих тысяч подвигов ленинградских трудящихся.

Железное кольцо блокады, голод и лишения не сломили воли бойцов. Гнев к фашистским захватчикам и финским оккупантам стихийно порадили массовое истребительное движение. Вначале оно возникло в тех частях, где боевые порядки совпадали с общей линией переднего края. В сентябре 1941 г., утром, вблизи ДОТа "Семерка", группа финских солдат производила работу по установке рогаток на своем переднем крае. Пулеметный огонь из сооружения вести в этом направлении было нельзя. Связи с артиллерией комендант ДОТа не имел, поэтому вызвать огонь по работающей группе противника не представлялось возможным. С разрешения коменданта сооружения сержанты Колосов и Смирнов выдвинулись в траншею с ручным пулеметом и открыли огонь по работавшей группе. Двое финнов были убиты, остальные разбежались. Противник обрушил пулеметный огонь по позиции ручного пулемета, но сержанты Колосов и Смирнов укрылись в сооружении. В последующие дни бойцы из соседних сооружений последовали примеру Колосова и Смирнова и стали выдвигаться вперед и уничтожать противника.

В первых числах ноября 1941 года ст. сержант Демин и сержант Смирнов с ручным пулеметом вышли в нейтральную полосу и окопались в снегу, ожидая появления противника. Финны заметили истребителей и минометным огнем отрезали им отход, а двумя группами по 14 человек каждая, с двух сторон, решили захватить их в плен. Ст. сержант Демин, подпустив одну группу на 50 метров, огнем ручного пулемета уничтожил 12 солдат. Вторая группа попала под пулеметный огонь "Семерки" - залегла. Воспользовавшись переносом пулеметного огня в глубину, ст. сержант Демин и сержант Смирнов отошли в свою траншею. По примеру ст. сержанта Демина и сержантов Колосова и Смирнова, награжденных орденами "Красной Звезды" и именными снайперскими винтовками, стали выходить на истребление бойцы и офицеры других подразделений. Весь состав гарнизона ДОТа "Семерка", во главе с комендантом лейтенантом Петровым, стал истребителем и на своем боевом счету имел до 100 уничтоженных финнов.

14 декабря 1941 года ст. сержант Полунин выдвинулся на рубеж боевого охранения, замаскировался и начал наблюдать. Вскоре он заметил, как двое финских солдат продвигаются по неглубоко отрытому ходу сообщения. Меткими выстрелами Полунин убил одного и ранил другого. Bскоре у него появилось много последователей.

В январе 1942 года группа бойцов под командованием лейтенанта Гусева в составе сержантов Головина, Будашева, ефрейтора Прилежного и санинструктора Нилова разминировала проход и скрыто выдвинулась к позициям противника. В течение дня группа уничтожила 7 финских солдат. В другой раз лейтенант Носов, мл. лейтенант Гусев, сан. инструктор Нилов, ефрейтор Сергеев и рядовой Сарыкин устроили засаду и уничтожили группу противника в составе офицера и 6 солдат, работающих на постройке ДЗОТа.

13 января 1942 года открыл свой счет мести ефрейтор Харьков, ставший вскоре знатным снайпером Ленинградского фронта. Мл. сержант Фоминский, один из лучших истребителей части, к годовщине Советской Армии в 1942 г. уничтожил 15 оккупантов. Фоминский - алтайский охотник, с раннего детства сдружился с оружием. Зимой 1942 г., будучи раненым, он не оставил поле боя и убил 2-х финнов. Возвратясь из госпиталя, коммунист Фоминский поклялся перед товарищами беспощадно мстить оккупантам и сдержал свою клятву.

В истребительном движении активно участвовали и воины-девушки. Первой из них счет мести открыла санинструктор комсомолка Тамара Чернакова. Ее примеру последовали бойцы-женщины гарнизона ДОТа "Воля" - Васильева, Мазова, Орлова Нина и многие другие.

Включились в истребительное движение и арт. сооружения. Артиллеристы ДЗОТа "Суворов" под командованием лейтенанта Тур с 24 марта по 18 мая 1942 г. уничтожили до 70 солдат, одно 37-мм орудие и два пулемета. Особенно отличились лейтенант Тур, сержант Филиппов и рядовой Никитин. Все они награждены орденами.

Истребительное движение явилось формой воспитания боевой активности в условиях обороны и получило большое распространение в частях Карельского укрепленного района. Затем этим патриотическим движением были охвачены тысячи бойцов и офицеров.

Коммунисты и комсомольцы считали для себя обязанным быть истребителем. Это движение в условиях позиционной обороны явилось конкретным выражением преданности Родине, ненависти к врагу и желания всеми средствами уничтожать оккупантов. Партийные и комсомольские организации возглавили это патриотическое движение. Истребитель - стал почетным воином части. Огнем истребителей были уничтожены многие сотни оккупантов. Противник прекратил открыто совершать передвижение и безнаказанно вести огонь, а трусливо зарылся в землю. Это уже говорило о том, что цель достигнута, а наши воины почуствовали силу своего оружия, приобрели боевые навыки.

В начале 1942 года политотделом укрепленного района был проведен слет комсомольцев-истребителей. На слете присутствовало 14 человек, в том числе 4 девушки. Воины поделились опытом своей боевой работы, который затем был распространен в частях.

В октябре 1942 г. при штабе укрепленного района был проведен 2-й слет истребителей. На слете присутствовало 70 чел. Здесь были подведены первые итоги истребительного движения в соединении. Многие из участников были награждены боевыми наградами.

С началом блокады Ленинграда около 2-х тысяч женщин из города и пригородов прибыло в Укрепленный район для пополнения существующих и вновь формируемых частей. Женщины занимали большинство тыловых должностей. Они были врачами, фельдшерами, сан. инструкторами, санитарками, делопроизводителями, кладовщиками, поварами, писарями. В боевых подразделениях женщины работали телеграфистами, телефонистами и радистами, находились в составе гарнизонов боевых сооружений.

Более 10% пулеметных ДОТ занимались женскими гарнизонами. По своей боевой выучке, дисциплине и несению боевой службы они не уступали мужским гарнизонам. Женщины, а преимущественно среди них были девушки от 18 до 23 лет, мужественно переносили все трудности, связанные с длительной блокадой. Сан. инструктор ДОТа "Совет" 19-ти летняя ленинградка комсомолка Тамара Чернакова летом 1942 года, первая среди женщин укрепленного района, открыла счет мести врагу и на своем боевом счету имела десятки истребленных оккупантов. Её патриотическому примеру последовали многие другие девушки-бойцы. Тамара Чернакова погибла при выполнении боевого задания. Её именем был назван ДОТ "Совет", где она работала сан. инструктором. Многие женщины-бойцы за самоотверженный труд, боевые успехи и героизм были награждены правительственными наградами. Яркий пример беззаветного служения Родине показала командир семейного минрасчета старшина Кочешкова Мария Дмитриевна. Она - старый член партии, работница одного из ленинградских военных заводов, мать троих сыновей, коренная ленинградка. В июле 1941 года, когда нависла угроза над городом, она и ее муж, тоже старый член партии, одними из первых вступили в народное ополчение.

Мария Дмитриевна с группой ополченцев завода была направлена в 268 отдельный пулеметный батальон Красногвардейского укрепленного района в район пос. Тайцы. Здесь она приняла первое боевое крещение. Под сильным огнем и непрерывными бомбежками самолетов многим десяткам раненых она оказала первую помощь и вынесла их с поля боя.

Понеся большие потери, наши части с упорными боями начали отходить, а вместе с ними и Мария Дмитриевна. Когда подразделение отвели на переформирование, Мария Дмитриевна возвратилась в Ленинград и пошла в военкомат просить, чтобы ее направили в действующую часть. В военкомате, видя её преклонный возраст, сказали: "Поезжайте домой, нужно будет - вызовем". Этот ответ её не удовлетворил. Враг подходит к городу, а она, старый коммунист, должна бездействовать. Зашла в гор. ком. красного креста и получила направление в 293 отдельный артиллерийско-пулеметный батальон на Карельском перешейке. К этому времени финские войска подходили к рубежу старой границы, и здесь разгорались бои. Нелегко приходилось Марии Дмитриевне, много работы с ранеными и больными. Ее старший сын Федор был уже офицером-зенитчиком, а 17-летний сын Дмитрий и 14-ти летний Владимир остались в Ленинграде, голодали, но категорически отказались от эвакуации в тыл. Они страстно мечтали попасть на передовую – воевать. В начале 1942 года, по просьбе матери, их зачислили в часть. Пришло извещение о гибели сына Федора под Воронежем. Тяжело переживали Мария Дмитриевна и её сыновья. Но горе не сломило их. Они решили просить командование создать семейный минометный расчет. Мария Дмитриевна - командир, рослый Дмитрий - заряжающий, а Владимир - наводчик. Быстро изучили материальную часть и правила стрельбы. Семейный расчет открыл свой счет мести врагу за сотни тысяч погибших ленинградцев, за израненный город. Особенно семейный минрасчет отличился летом 1944 года при прорыве финской обороны на Карельском перешейке. За успешные боевые действия командир минрасчета Мария Дмитриевна Кочешкова награждена орденом "Красная Звезда", а сыновья Дмитрий и Владимир – медалями "За отвагу".

В период блокады Ленинграда городская парторганизация являлась душой обороны города. Все свое внимание она направляла на то, чтобы еще более развить и приумножить славные традиции города Ленина. Личным примером коммунисты воспитывали у трудящихся и бойцов фронта высокую политическую сознательность, твердость духа, дисциплину, беззаветную любовь к Родине. Они делили с трудящимися Ленинграда все невзгоды, неимоверные трудности, вызванные блокадой, гибли от голода и обстрелов. Они были всегда впереди на самых трудных участках. Десятки тысяч коммунистов и многие тысячи комсомольцев вступили в народное ополчение и пополнили части Ленинградского фронта. В армии они явились тем цементом, который накрепко спаял советских людей на борьбу с врагом. Сотни коммунистов рабочих Ленинграда влились в ряды подразделений укрепленного района. Верные революционным и боевым традициям питерских рабочих, они во всем показывали пример. В первых же боях, в тяжелых условиях при недостатке оружия гарнизоны боевых сооружений под командованием коммунистов лейтенанта Петрова, мл. лейтенанта Норкина, зам. политрука Ярославцева и многих других показали образцы.высокой боевой выучки и беззаветной преданности нашей Родине. Коммунисты - сержанты Смирнов, Веденин и др. ценой своей жизни, ведя бой до последнего вздоха, не пропустили врага. Первыми зачинателями истребительного движения были коммунисты: мл. лейтенант Брыков, политрук Муратов, лейтенанты Носов и Навродский, ст. сержант Ларионов и др. коммунисты и комсомольцы. Они показывали пример строжайшего соблюдения военной присяги, личного мужества и высокого мастерства. Своим примером они внушали веру в победу.

Непрерывно росли ряды коммунистов. Чем тяжелее была обстановка, тем больше поступало заявлений от личного состава о приеме в ряды партии. Этим самым каждый воин хотел принять еще большую ответственность за судьбу нашей социалистической Родины. Личный состав гарнизонов, находящихся на важных опасных участках, как правило, состоял из коммунистов и комсомольцев. Партийные организации частей только за 1942 год выросли в несколько раз. Охваченные патриотическим подъемом бойцы и офицеры вносили свои личные сбережения на укрепление обороны страны, коммунисты и комсомольцы показывали пример. За 2 года войны, например, личным составом 63 ОПАБ было внесено в фонд обороны 521624 руб. Наличными деньгами для детей, находящихся в освобожденных от оккупации районах, 13987 руб. Не отставал от них и личный состав других частей.

В тяжелое время блокады воинам частей укрепленного района большую поддержку оказывали трудящиеся города. Рабочие, истощенные голодом, находясь под артобстрелами, самоотверженно трудились для фонта, отрывали часть скудного пайка, чтобы послать подарки на передовую. Представители трудящихся посещали бойцов, беседовали с ними непосредственно на позициях в окопах и блиндажах.

В ноябре 1942 г. у воинов 106 артпультбата побывали представители рабочих завода "Светлана" во главе с парторгом одного из цехов Анной Николаевной Алексеевой. Рабочие беседовали с воинами, передавали наказ трудящихся - стойко защищать подступы к городу Ленина и от имени завода вручили Красное Знамя. У связистов побывала делегация рабочих мелькомбината им. Кирова.

В октябре 1943 года в 15 годовщину создания укрепленного района Ленинградский Горсовет депутатов трудящихся наградил укрепленный район за стойкую защиту города Ленина Красным Знаменем Исполкома горсовета депутатов трудящихся. Вручение знамени было поручено произвести специальной комиссии под председательством секретаря горкома Капустина непосредственно в боевых порядках укрепленного района.

Особое внимание усилению оборонительных рубежей на Ленинградском фронте было уделено с весны 1942 г. с вступлением в командование фронтом генерала Говорова Л. А. Им были приняты меры к усилению оборонительных рубежей, как в инженерном отношении, так и формировании спец. соединений, называемых укрепленными районами полевого типа, для обороны этих рубежей. Они, включая и Карельский укрепленный район, составили основной костяк обороны и дали возможность вывести в резерв ряд стрелковых дивизий и использовать их для боевых наступательных операций на различных участках фронта.

Были приняты меры и к усилению рубежа Карельского укрепленного района путем постройки дополнительных сооружений и инженерных препятствий и формирования новых частей.

К октябрю 1942 г. на рубеже укрепленного района было развернуто 12 отдельных пуль. арт. батальонов, 2 электророты, инженерный батальон, батальон связи и подразделения обслуживания.

К январю 1943 г. количество личного состава составляло 11364 чел. Вооружение: орудий разных калибров - 264, минометов - 120, противотанковых ружей - 141, пулеметов - 1054, в т. ч. 700 станковых.

Находясь в кольце вражеской блокады, в условиях обстрелов и бомбежек, а нередко и под пулеметным огнем противника, бойцы совместно с ленинградскими рабочими отрядами, преимущественно состоявшими из женщин, строили новые деревянно-земляные, бутобетонные и броневые сооружения, рыли траншеи, противотанковые рвы и устанавливали препятствия. Укрепление рубежа являлось одной из важнейших боевых работ подразделений. Тяжелым трудом, имея недостаток транспорта и средств техники, часто орудуя только лопатой и топором, вручную подтаскивая лес, камни и броневые листы, бойцы самоотверженно укрепляли свои позиции, создавая надежное прикрытие северных подступов к Ленинграду.

К началу 1944 г. на рубеже было построено пулеметных и артиллерийских сооружений - 845. Плотность боевых сооружений увеличилась более чем в 4 раза. Был создан 2-й рубеж, на котором построено 219 сооружений, сваренных из корабельной брони. Значительно была усилена противотанковая оборона, особенно на основных танкоопасных направлениях. Большое внимание было уделено постройке препятствий: отрыто 52 км противотанковых рвов, установлено 2 км надолбов, 122 км проволочных заграждений, 60 км электропрепятствий, 48 км минных полей. Отрыто и оборудовано 106 км траншей и ходов сообщений. Построено несколько плотин на случай затопления. В связи со значительным увеличением количества боевых сооружений, возросла огневая плотность и составила 4,5 пули на 1 м фронта в минуту, а на важных направлениях до 8 пуль (без учета огневых средств полевого заполнения). Группой офицеров под руководством капитана Широкова была разработана огневая документация, которая позволяла в короткий срок по установленным сигналам сосредоточить по определенным участкам массированный огонь орудий, пулеметов и минометов.

25 октября 1942 г. для удобства управления на рубеже Карельского укрепленного района было создано еще одно управление - 17 Укрепрайон.

Наличие большого количества боевых сооружений и огневая насыщенность частей укрепленного района позволила командованию Ленинградского фонта иметь в полевом заполнении только 3 стрелковых дивизии. Боевой порядок частей укрепленного района составлял основной костяк обороны. Стрелковые части несли боевое охранение. Начальниками боевых участков являлись командиры полевых частей. Им оперативно были подчинены части и подразделения укрепленного района, располагающиеся в границах боевых участков. Оперативное подчинение давало право, в случае необходимости, вызывать огонь или привлечь к участию в бою то или иное подразделение без права изменения боевых порядков и изъятия вооружения и личного состава. Взаимодействие частей укрепленного района с полевыми войсками организовано было в звене стрелковый полк - артпульбат и стрелковый батальон - артпульрота. Оно заключалось во взаимном знании боевых порядков, установлении связи, общих сигналов, позывных, переговорных таблиц, общих ориентиров, в вызове огня, совместно разработанном плане боя. В целях лучшей увязки взаимодействия частей укрепрайона со стрелковыми дивизиями, находящимися в полевом заполнении, и правильного использования в бою оперативно подчиненных частей и подразделений директивой штаба Ленинградского фронта в августе 1942 г. на комендантов укрепрайонов были возложены обязанности заместителя командующего армией по укрепрайону.

В первых же боях с противником бойцы поняли, что без хорошей выучки и железной дисциплины врага не одолеть. Военное дело, как и любая другая профессия, требует знаний и умения. Чтобы хорошо воевать, надо научиться отлично владеть своей техникой, знать уставы и приобрести нужные навыки. Солдатами не рождаются, ими становятся только в результате огромного боевого труда. В подразделениях развернулась напряженная боевая подготовка. Занятия сочетались с несением боевой службы, отражением вражеских разведок и боевыми действиями на отдельных участках совместно со стрелковыми частями. Для повышения квалификации и освоения ряда смежных специальностей в частях было организовано соревнование на получение звания "ефрейторского расчета". Были разработаны условия, в которые входило отличное знание материальной части оружия, подготовки его к стрельбе, техники работы с ним, тактического использования и практического знания работы любого номера. В подразделениях расчеты готовились по этой программе и представлялись для проверки специальной комиссии штаба укрепрайона. Если расчет выполнял требуемые нормы, то приказом коменданта укрепрайона ему присваивалось звание "ефрейторского". Всем рядовым присваивалось звание "ефрейтор", и они награждались значком отличника. Командир отделения или расчета повышался в звании. Это соревнование сыграло огромную роль в поднятии боевой выучки рядового и сержантского состава, пулеметных и артиллерийских расчетов.

Неудачные попытки в сентябрьских боях 1941 года прорвать рубеж укрепрайона вынудили финское командование отказаться от проведения крупных наступательных операций и перейти к разведывательным и диверсионным действиям по уничтожению боевых сооружений. На протяжении почти 3-х лет финнам удалось удержать захваченный ими осенью 1941 г. в районе Белоострова мощный ДОТ "Миллионер", построенный в 1938 г., но не оборудованный, не вооруженный и не занятый гарнизоном. Он находился впереди переднего края укрепленного района.

В июне 1944 г. при прорыве финской обороны он представлял очень серьезное препятствие при наступлении наших частей на этом участке. Уничтожить этот ДОТ, имеющий 2-х метровые стены, поручено было командиру батареи тяжелых орудий капитану Ведмеденко стрельбой прямой наводкой. С этой задачей капитан Ведмеденко И. И. блестяще справился. Ему было присвоено звание Героя Советского Союза. ("История ЛВО", стр. 380).

Зимой 1942 г. финскому диверсионному отряду удалось подорвать вместе с гарнизоном сооружение ДОТ 07, да и то в течение нескольких ночей этот ДОТ был восстановлен и усилен. Все другие попытки были безуспешны и приносили врагу большие потери.

Поучительными являются боевые действия гарнизона боевого сооружения "02". Это сооружение было построено как опытное для испытания бутобетона. Оно имело две амбразуры - правую и левую. Напольная стенка впереди имела мертвое пространство. "02" располагалось в 350 метрах от противника. Справа и слева подходили лощины, густо заросшие кустарником. Боевое охранение полевых частей располагалось на высоте "Безымянная", находившейся в 300 м правее. Боевые сооружения, поддерживающие огнем ДОТ "02", находились в глубине 500-600 м за лощиной.

6 июня 1942 г. в течение дня финны вели пристрелку по району ДОТ с большими интервалами между выстрелами. Артбатареи для пристрелки привлекались с фронта шириной 5-6 км. Командование 1-ой роты 126 артпульбата не придало значения этой пристрелке.

7-го июня в 13 часов финские батареи открыли сильный артиллерийско-минометный огонь по боевому охранению на "Безымянной" высоте, а затем огонь был перенесен по району ДОТа "02", гарнизон укрылся в сооружении. Связь с ротой была нарушена взрывом снаряда. Прибежавший из боевого охранения сержант сообщил, что финны выбили боевое охранение с "Безымянной" высоты и продвигаются в вашем направлении. Комендант сооружения мл. лейтенант Норкин приказал трем бойцам остаться в сооружении у пулеметов и огнем прикрыть левый фланг. Остальным бойцам занять круговую оборону в траншее. Ефрейтору Блинову достичь ДОТ-04 и доложить командиру роты о занятии финнами высоты "Безымянной". Просить огня артиллерии по району ДОТа и высылке деблокировочной группы. После 2-го огневого налета по району сооружения финны перенесли огонь в глубину. Цепи атакующей финской пехоты появились в 50-60 м от сооружения. Кинжальным огнем спаренного пулемета ДТ-2 ефрейтора Шпагина и рядового Денисова, занявших позицию в траншее у напольной стенки, атака была отбита. Тогда вторая группа финнов численностью до 20-ти человек пыталась атаковать слева, но под пулеметным огнем из ДОТа и автоматным из траншеи залегла в лощине. 3-я атака последовала вслед за второй. Финны стремились прорваться к траншее, проходящей возле ДОТа, и использовать ее для подхода и блокировки. В этот момент огонь наших полевых батарей и пулеметный огонь соседних ДОТов обрушился по району ДОТ-02. Состав гарнизона укрылся в сооружении. Только ефрейтор Шпагин и рядовой Денисов с пулеметом остались в траншее у напольной стенки, прикрывая сооружение с фронта. Финская артиллерия для отхода своих блокировочных групп обрушила огонь по району ДОТ-02. Ефрейтор Шпагин и рядовой Денисов были найдены на дне траншеи, засыпанные землей, но живые, оглохшие от разрывов снарядов. Гарнизон под командованием мл. лейтенанта Норкина смелыми и умелыми действиями отстоял свое боевое сооружение, не допустил блокировки его противником, не дал возможности финнам закрепиться на "Безымянной" высоте и помог огнем подошедшему резерву полевых честей выбить противника с высоты и восстановить положение.

Командование укрепленного района обратило внимание на усиление обороны Охтинского участка. Особое внимание было обращено на организацию связи и взаимодействия с подразделениями полевого заполнения. Поучителен пример отражения внезапной ночной атаки финнов гарнизоном боевого сооружения 02 1-го января 1943 г. Командование артпульбата, учтя все недостатки, выявленные в бою в обороне ДОТ-02, приняло ряд мер по усилению. Впереди напольной стенки был поставлен бронеколпак, к сооружению пристроена арт. амбразура и установлено 45-мм орудие. Организована устойчивая связь с боевым охранением. Установлены общие ориентиры и сигналы вызова огня. В 2 часа ночи связной из боевого охранения с "Безымянной" высоты сообщил коменданту лейтенанту Елисееву, что группа финнов на лыжах, неустановленной численности, обходит боевое охранение и направляется к вашему сооружению. Командир боевого охранения лейтенант Кинев просит открыть огонь по району 3-го ориентира. Одновременно наблюдатель, находящийся в бронеколпаке, доложил, что видит вспышки выстрелов у 3-го ориентира и слышит ответный огонь из боевого охранения. Лейтенант Елисеев приказал пулеметному расчету сержанта Григорьева выдвинуться в бронеколпак и огнем не допустить вклинения противника между сооружением и боевым охранением. Артрасчету сержанта Белова открыть огонь по ориентиру 3 картечью. Короткая очередь трассирующих пуль из боевого охранения в сторону финнов показала, где они сосредоточились. Артпулеметный огонь из ДОТа 02 был прекращен. Когда на "Безымянной" высоте не стало видно вспышек выстрелов, ночная атака была отбита. Умело организованное взаимодействие с боевым охранением обеспечило успех ночного боя.

На протяжении всего периода обороны большинство боевых сооружений укрепленного района, особенно расположенных на передовой линии в непосредственной близости от траншей противника, вели активную оборону. Эти сооружения, подвергаясь постоянному артминометному и снайперскому огню финнов, сами успешно вели огонь по живой силе и огневым средствам противника. Это были бетонные и дерево-земляные сооружения, например: ДОТ-02, ДЗОТ "Авангард", "Бойкий", "Прицел", "Октава", "Фугас", "Отважный" и др.

О боевой деятельности многих из них писали газеты того времени "Ленинградская правда", "На страже Родины" и др.

27 января 1944 г. величественный салют из 324 орудий возвестил об освобождении города Ленина от 900-дневной вражеской блокады. Зарницы пушечных залпов, разноцветные ракеты, взлетающие ввысь, далеко вокруг озаряли город.

На Карельском перешейке, построив мощные укрепления и глубоко закопавшись в землю, еще находился враг - финские войска, и угроза городу на этом участке еще не была ликвидирована.


Укрепленный район наступает
(Участие в Выборгской операции)

Сотрудничество с гитлеровской Германией привело Финляндию к тяжелейшему экономическому кризису. Ощущался острый недостаток рабочей силы. Не хватало сырья, топлива. Усилилась инфляция. Все отрасли промышленности, кроме военной, пришли в упадок. Обострился продовольственный кризис.

Проводя разнузданную антисоветскую пропаганду и играя на национальных чувствах наиболее отсталых слоев населения, правящая клика сумела в начале войны увлечь за собой часть рабочих и крестьян. Однако, после ряда поражений гитлеровских армий на советско-германском фронте, все большему числу финских трудящихся становилось ясно, что фашистские правители ведут страну к неизбежной гибели. В середине февраля 1944 г. финские правители поручили Паасикиви установить контакт с правительством СССР, выяснить его позицию по вопросу о перемирии, узнать условия, на которых Финляндия могла бы выйти из войны.

Правительство СССР 19 февраля предъявило Финляндии следующие предварительные условия перемирия: разорвать отношения с Германией и интернировать или изгнать находящиеся на территории Финляндии немецко-фашистские воиска, восстановить советско-финский договор 1940 года; отвести войска к границе 1940 г., немедленно возвратить советских военнопленных и гражданских лиц, находящихся в концентрационных лагерях.

Почти месяц в правящй верхушке Финляндии шла борьба мнений. Финская реакционная правящая верхушка надеялась на то, что немецко-фашистские войска сумеют остановить наступление Красной Армии и стабилизировать советско-германский фронт, что Германия в нужный момент окажет Финляндии необходимую помощь не только оружием, но и войсками. Финские войска за 3 года создали сильную оборону, опирающуюся на труднодоступные естественные рубежи. Особенно мощной она была на Карельском перешейке. Здесь финны создали три оборонительные полосы и промежуточные позиции. /История Великой Отечественной войны, т. 5, стр. 133-133/.

Операция, проводимая Ленинградским фронтом в июне месяце 1944 г. на Карельском перешейке, именовалась Выборгской. Основной задачей ставилось нанести удар вдоль северо-восточного побережья Финского залива, прорвать оборону финнов, уничтожить силы обороняющейся группировки и овладеть важным узлом коммуникации - городом Выборгом.

К участию в операции привлекались 21 Армия (основной удар Выборгского направления) - командующий генерал Гусев Д. Н., 23 Армия - командующий генерал Черепанов A. M., Балтийский военный флот и Ладожская флотилия, а также части 22 и 17 укрепленных районов. Планом операции для укрепленных районов предусматривались следующие задачи:

а/ привлечение огневых средств укрепленных районов к участию в артподготовке;

б/ обеспечение флангов наступающих группировок армий;

в/ в ходе наступления закрепление захваченных участков местности с целью освобождения полевых войск для маневра;

г/ с выходом частей армии к Вуоксинской водной системе предусматривалось закрепление рубежа по южному берегу одним из укрепленных районов.

Командование Ленинградского фронта, предвидя использование крепостных частей укрепрайонов в наступательной операции, дало указание в случае необходимости перехода на штаты полевых артпульбатов иметь на складах дополнительный комплект станковых и ручных пулеметов, а в начале 1943 года на вооружение ДОТа дополнительно были введены 82-мм минометы и противотанковые ружья, а также 45-мм и 76-мм пушки. Расчеты для обслуживания выделялись из состава гарнизонов сооружений на основе взаимозаменяемости.

Подготовка к участию в наступательной операции началась задолго до официальных указаний штаба фронта. На основе боевого опыта укрепленных районов, оборонявшихся на южном обводе Ленинграда и участвующих в наступлении войск фронта в январе-марте 1944 г., штабы укрепрайонов в программы занятий по боевой подготовке включили вопросы действий подразделений и частей в наступательной операции.

Командиры и штабы в основном имели опыт боевой работы только в стационарных условиях и в силу длительного пребывания на одном месте привыкли, в некоторой степени, к "фронтовому комфорту". Необходимо было штабы и подразделения научить совершать передвижения, быстро закреплять захваченные у противника участки местности. Вести самостоятельно бои на второстепенных направлениях. Офицерский состав всех степеней необходимо было научить организовывать оборону на новых рубежах, создавать систему огня и управления подразделениями и вести непрерывную разведку.

Так как части располагали ограниченным количеством конского состава и автотранспорта, далеко не покрывающим штатную потребность, продумывались вопросы перевозки оружия и боеприпасов зимой на санках и волокушах, а летом на тележках. Все категории личного состава обучались практически приемам борьбы с танками. Приказом командующего Ленинградским фронтом в апреле месяце комендантом 17 Укрепрайона был назначен полковник Масловский Г. Н., а начальникам штаба 22 УРа - полковник Мещеряков В. Е. , имеющие боевой опыт использования частей укрепленных районов в наступательных боях.

С целью маскировки подготовки к операции штаб фронта подготовку исходного положения для наступления и ремонт дорог возложил кроме подразделений стрелковых дивизий, обороняющихся на участках прорыва, в основном, на части укрепрайонов. Для этой цели ежедневно выделялось до 1200 человек.

В период с 1 марта по июнь месяц было оборудовано 53,2 км траншей и ходов сообщения, произведен ремонт 35 км дорог, построено 4,6 км новых дорог, оборудованы укрытия для танков и позиции для артиллерии. Перед началом наступления снято 12600 мин.

Части укрепрайонов обеспечивали сосредоточение и смену полевых войск в местах прорыва 21 и 23 армий. В период подготовки к прорыву в районе Белоострова разведслужбы частей и штабов УРа оказали большую помощь артиллеристам и штабам их частей в изучении обороны противника и огневых целей. Наблюдательные пункты укрепрайона, находящиеся в полосе прорыва, использовались командирами корпусов и дивизий полевых войск для наблюдения за ходом боя и управления войсками. Наблюдательный пункт для командующего фронтом генерала Говорова Л. А. и члена Военного Совета Жданова А. А. был оборудован в боевом артиллерийском ДОТе "Измаил" на высоте "Мертуть".

9 июня 240 орудий крупного калибра и самолеты-бомбардировщики провели предварительное разрушение укреплений и артиллерийских позиций противника, одновременно была проведена разведка боем усиленных батальонов, имевшая задачи улучшения исходных позиций и выявления дополнительных целей. В результате проведенной артиллерийско-авиационной подготовки, как писали финские историки, многие оборонительные сооружения и позиции были уничтожены, а минные поля подорваны.

Рано утром 10 июня, после мощной артиллерийской и авиационной подготовки, продолжавшейся 2 часа 20 минут, войска 21-ой армии перешли в наступление. Несмотря на сильное сопротивление со стороны противника, к исходу дня части гвардейского корпуса, наступающие вдоль Средне-Выборгского шоссе, прошли с боями 14 км. 11 июня перешла в наступление 23-я армия.

В течение 4-х дней напряженных боев соединения 21 армии вышли ко второму рубежу обороны, главному гос. рубежу финнов. Предполагая, что советские войска будут продолжать развивать наступление на направлении наибольшего успеха в полосе Средне-Выборгского шоссе, финское командование основные свои силы и средства сосредоточило в районе Кивенаппа (Первомайское). Но планом операции было предусмотрено главный удар для прорыва главного рубежа обороны финнов нанести вдоль Приморского шоссе, чтобы, прорвав оборону, наступать на Суммы, а частью сил - на полуостров Койвисто, не допустить отхода противника на третью полосу и сходу овладеть ею.

Для прикрытия и обеспечения маневра частей и особенно артиллерии коменданту 22 укрепрайона полковнику Котику В. А. было приказано перебросить автотранспортом в район Кивенаппа 522 и 293 артпульбаты и один 133 батальон в район Вейманен, организовать оборону и обеспечить переброску с этих участков на новое направление войсковых соединений и артиллерии. Только в течение ночи на Приморское шоссе был переброшен артиллерийский корпус до 110 дивизионов, более 1300 орудий.

15 июня части 23 армии, наступая вдоль побережья Ладожского озера, совместно с кораблями Ладожской военной флотилии вышли на реку Тайпален-йоки (Бурная). 112 артпульбат от 17 УРа был выдвинут на южный берег реки и организовал оборону этого рубежа.

16 июня был получен вызов в штаб фронта в п. Шувалово. Прибыть к 24 часам к начальнику штаба генерал-полковнику Попову М. М. мне и коменданту 22 УРа полковнику Котику В. А. В б. Шуваловском дворце разместилось оперативное управление. Проходим в приемную. Там нас встречает начальник отдела УР полковник Мальцев. Из кабинета начальника штаба выходят и входят начальники управлений и отделов, командующие родов войск. Главный маршал авиации Новиков А. А. (он - представитель Ставки) оживленно беседует с генерал-лейтенантом Одинцовым Г. Ф. – командующим артиллерией фронта. По приподнятому настроению присутствующих чувствуется, что дела на фнонте идут хорошо. Входим в кабинет генерала Попова М. М. и представляемся.

Обращаясь ко мне, он говорит: "Вы формируете укрепленный район для закрепления местности по южному берегу Вуоксинской водной системы, к исходу дня сдать занимаемый Вами рубеж и части (кроме 112 ОАПБ) коменданту 22 УРа полковнику Котику и принять от него 293, 522 и 133 артпульбаты, находящиеся в районе 2-го рубежа финской обороны. Ваш укрепрайон оперативно подчиняется командующему 23 армии. От него получите конкретную боевую задачу".

Возвращаемся с полковником Котиком В. А. поздно, около 3-х часов ночи. С его КП "Черной Речки" звоню в свой штаб и даю указание - к 7 часам утра собрать работников штаба и командиров частей. Утром на совещании сообщил какая предстоит работа в течение дня. Поручил начальнику политотдела установить связь с 293 ОПАБ и передать им приказ о включении их в состав Укрепрайона. Сам решил по дороге на КП 23 армии установить связь со 133 ОПАБ. Начальнику штаба приказал: "Штаб, батальон связи и штабные подразделения перебросить в военный городок Гарболово". Основная цель этой переброски - освободиться от всего лишнего, чем обросли, находясь длительное время в обороне, и что мешало в походе. В одном из финских поселков нахожу 133 ОПАБ. Командир батальона майор Фролов жалуется, что остался не у дел. Стрелковый корпус, наступающий на этом направлении, ввиду успешного продвижения ушел вперед, командир корпуса, которому он был подчинен, сказал ему: "У меня нет транспорта, и Вы мне не нужны". Я личному составу устроил дневку, моемся в бане. Поставив задачу батальону, я выехал в штаб 23 армии. Начальник штаба генерал Большаков Д. М., выслушав мой доклад, сказал: "Вы будете действовать с частями 115 стрелкового корпуса генерала Казачка С. Б., действующего на правом фланге армии. По мере очищения от противника южного берега Вуоксинской водной системы будете закреплять этот рубеж Вашими частями. Распоряжение о выделении транспорта дано начальнику тыла. Тыл армии находится в Токсово. Поезжайте туда и договоритесь". Поздно вечером возвращаюсь на новое КП в Гарболово. С утра выехал на командный пункт 115 стрелкового корпуса и доложил генералу Казачку С. Б. о том, что поступаю в его оперативное подчинение, и о полученной боевой задаче. Генерал дал указание: "Определите участки обороны Вашим частям, организуйте их связь с наступающими частями и по мере очищения южного берега Вуоксннской водной системы организуйте оборону этого рубежа, освобождая стрелковые части".

В течение с 18 по 28 июня в состав укрепленного района прибыли из 22 УРа еще 126 и 283 артпульбыты. К началу июля укрепрайон пятью артпульбатами занял рубеж для обороны по южному берегу Вуоксинской системы от устья реки Тайпален-йоки до пос. Барышево, протяжением 80 км. Отходя от Вуокси финское командование решило сохранить плацдарм на южном берегу в районе Барышево, выбрав для этого участок местности, примыкающий к берегу, состоящий из высокого гранитного массива, заросшего лесом. В расщелинах скал и за огромными валунами или под ними были оборудованы огневые позиции, где сидели автоматчики и пулеметчики. Позиции были совершенно неуязвимы от навесного огня артиллерии и минометов, а подтянуть орудия прямой наводки и танки по такой пересеченной местности составляло большие трудности. Высокий берег позволял финнам безнаказанно совершать рейсы по реке и подвозить на плацдарм боеприпасы и пополнение.

Стрелковому корпусу, наступающему на этом участке, была поставлена задача ликвидировать финский плацдарм и создать условия для форсирования р. Вуокса.

Получил приказ выдвинуть один артпульбат в район, где идут бои по ликвидации финского плацдарма на южном берегу реки. Выезжаю на командный пункт корпуса. Сразу от дороги, идущей на Рассипяла, каменная гряда возвышенностей, поросших лесом. Метрах 500 в лесу, между деревьев, в лагерных палатках наблюдательный пункт командира 98 стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Анисимова Г. И. Телефонные аппараты непрерывно звонят. Генерал с переводчиком допрашивает захваченного пленного финского солдата. Вдруг воздух разрезает свист снаряда и грохот разрыва. За первым - второй. Командир корпуса с бранью бросается в щель. Несколько взрывов вблизи, и обстрел прекращаетея. Докладываю цель приезда. Договариваемся, когда и куда прибывает 28З ОПАБ. Разговариваю с офицерами штаба. Говорят, что тяжело приходится, трудно финнов выкуривать из-под камней, дерутся стойко. У них появилось новое оружие. Они наши танки прожигают насквозь. Мы уже потеряли 4 танка (это были немецкие фауст-патроны, еще не известные на нашем фронте). Но шаг за шагом стрелковые подразделения выбивают финнов из их нор. 293 ОПАБ выдвигается на очищенный от противника участок южного берега и организует оборону. Через несколько дней 23 армия, прикрыв правый фланг частями укрепрайона, силами 115 стрелкового корпуса форсировала Вуокси в районе Барышево и захватила плацдарм на северном берегу до 2 км по фронту и до 1 км в глубину. Для усиления стрелковых частей, захвативших плацдарм, туда был переброшен 293 ОПАБ. Противник подтянул свежие силы и в течение нескольких дней пытался сбить наши части с захваченного плацдарма. Шли тяжелые напряженные бои, но все его усилия разбились о стойкость защитников.

В начале июля севернее Выборга продолжались тяжелые бои. Туда были переброшены в составе 21 армии 4 и 113 пулеметно-артиллерийские батальоны из состава 22 Ура для замены стрелковых дивизий и организации обороны рубежа. В жестоких боях с финскими частями они понесли значительные потери, но рубеж был удержан. После заключения перемирия эти части вошли в состав 16 укрепленного района, занявшего оборону севернее Выборга вблизи государственной границы.

11 июля по указанию Ставки Верховного Главнокомандования войска Ленинградского фронта, действующие на Карельском перешейке, перешли к обороне. 21 армия и многие другие соединения и части переброшены на другие фронта.

Укрепленному району была поставлена боевая задача организовать жесткую оборону по южному берегу Вуоксинской водной системы от устья реки Тайпален-йоки до пос. Барышево (Яюряпя) и оборонять его без полевых войск. Для укрепления боевых порядков с плацдарма был возвращен 293-ОПАБ и придан электробатальон инженерно-саперной бригады. В течение полутора месяцев по переднему краю была отрыта сплошная траншея полного профиля с оборудованием площадок для пулеметов, противотанковых ружей, минометных позиций, позиций для орудий прямой наводки и укрытий для расчетов. Оборудованы добротные НП. Установлены проволочные заграждения из подобранной финской колючей проволоки, поставлено 10000 мин ПОМЗ, изготовленных саперами из водопроводных труб. Установлено 25 км электропрепятствий. В частях была организована боевая служба, установлено непрерывное наблюдение и разведка за действиями противника. Повседневно совершенствуя оборону в инженерном отношении, подразделения занимались и боевой подготовкой. На фронте по всему чувствовалось, что понеся большие потери, финны устали воевать. Значительно снизилась огневая активность, редки стали разведывательные действия. Особенно мне запомнился день 4 сентября. Проснулся рано. Оперативный дежурный докладывает, что из частей с разных участков поступают сведения - противник ведет себя очень странно. Солдаты выходят из траншей, укрытий, собираются группами. Что-то горячо обсуждают, чувствуется по жестикуляции. Огня не ведут. Вызываю начальника разведки майора Шкуренко. Даю задание уточнить, что происходит у противника. Через час Шкуренко докладывает, что наблюдатели подтверждают донесения из частей. Даю указание усилить наблюдение, по появляющимся группам вести огонь. Вечером под покровом темноты организовать разведку на тот берег и захватить пленного. Докладываю в штаб армии. 12 часов ночи. Только лег спать, звонок из штаба армии. Говорит командующий генерал-лейтенант Швецов В. П. Спрашивает: "Где разведчики? Немедленно вернуть! С часу ночи перемирие. Ни одного выстрела с нашей стороны". Почему так вели себя финны с утра 4 сентября, я узнал значительно позднее, прочитав мемуары б. начальника штаба Ленинградского фронта генерал-полковника Попова М. М. Вот что он писал: "4 сентября с рассветом у меня стали раздаваться звонки от командиров или начальников штабов с неудомёнными вопросами. Оказывается, финны по всему фронту в своих окопах выставили белые флажки и группами без оружия шли к нашему переднему краю тоже с белыми флажками в руках и радостно кричали: "Русь, Русь! Войне капут! Мир! Не стреляй, давай хлеба и табак"".

Я решил разбудить командующего и доложить ему о происходящем на фронте. Говоров Л. А. тоже не знал ни о каком мире. Вскоре мне удалось соединиться с генералом Антоновым Н. Д. Он сказал, что ему ничего не известно, и рекомендовал позвонить Говорову Л. А. лично Верховному Главнокомандующему Сталину, как только он появится в Ставке. Только около 11 часов состоялся разговор Говорова Л. А. со Сталиным (я присутствовал при этом разговоре). Командующий подробно доложил обстановку, а затем стал выслушивать указания Верховного Главнокомандующего. Закончив с ним переговоры, Л. А. Говоров, искренне смеясь, передал мне все услышенное. С 5-го сентября по просьбе финнов мы заключили перемирие. Финнам, видимо, не терпится, а потому они немного поторопились.

Чудесное время в природе наступило на Карельском перешейке. Теплая мягкая погода, необычное сочетание красок, зазолотились посевы пшеницы и овса по склонам холмов - поистине золотая осень. Утром выезжаю в части. Как-то необычно тихо на фронте. Полная тишина. Ни одного выстрела, ни разрывов снарядов или мины, даже как-то не верится. Вот этот поворот дороги виден со стороны противника, и всегда появление нашей машины сопровождалось разрывами мин или снарядов, а сейчас тишина. Трудно сразу привыкнуть к тому, что на этом участке война закончена. Бойцы, не маскируясь, с любопытством наблюдают за противоположным берегом. Настроение радостно-приподнятое. Из частей поступают донесения: "Финские солдаты на лодках переправляются на нашу сторону, как с ними поступать?" Даю указание: "Задерживать и направлять в штаб армии".

Через 10 дней после установления перемирия командир 522 ОПАБ майор Никоненок доложил, что в районе Кивиниеми (Лосево) у взорванных мостов железнодорожного и дорожного парламентер вызывает нашего представителя. Указание сверху - принимать и вести переговоры с представителем штаба армии. Доложил. Выехал начальник разведки, и с ним едем в район Кивиниеми, где в узком месте Вуоксинской системы торчат быки взорванных железнодорожного и дорожного мостов. Наши саперы уже подвозят материалы и начинают восстанавливать дорожный мост. Берем у них моторную лодку и переправляемся на северный берег, где нас встречают: финский полковник пожилой, седой, на кителе широкая планка орденских колодок. Чувствуется, что этот вояка первый боевой опыт получил в финском легионе, который в империалистическую войну воевал на стороне Кайзеровской Германии. С ним молодой офицер-переводчик. Представляется представителем штаба корпуса. Уполномочен договориться о порядке отхода частей корпуса и движении советских частей по освобожденной территории. Мы выслушали предложения и сообщили, что мы не уполномочены решать эти вопросы, что предложения мы доложим командованию. Вежливо откозыряв, возвращаемся на наш берег. Для отвода частей, эвакуации военного имущества и населения финнам было предоставлено две недели и установлен следующий порядок: отход производится по определенным установленным дорогам. Ежедневно части совершают 15-км марш и устанавливают на дороге шлагбаум. На следующий день наши части совершают движение только до этого шлагбаума. Расстояние между нашими и финскими частями должно быть не менее 15 км.

20 сентября первый день отхода финских войск. Ко мне приезжает командующий армией генерал Швецов, едем с ним в район Кивиниеми (Лосево), где восстанавливается дорожный мост. Мост еще не готов, на моторной лодке переправляемся на северный берег. Проходим по дороге, идущей на высоту. Пустые траншеи, позиции. Брошеное ненужное имущество.

По плану армии части укрепленного района начинают движение после стрелковых дивизий для выхода на намеченный рубеж вблизи государственной границы.

Дорожный мост у Кивиниеми еще не готов. Только в районе неподалеку от п. Барышево на плацдарм, захваченный у финнов, наведен пантонный мост. Еду выбирать место для расположения штаба и штабных подразделений. Хорошая гравийная дорога, как змейка, виляет между небольшими высотами, поросшими смешанным лесом. На полях, нарезанных небольшими участками и огражденных кустарником и лесом, созревший урожай хлеба и картофеля. Хутора пустые. Жители и скот эвакуированы. Дома и постройки оставлены целыми - разрушений нет, несмотря на данный срок эвакуации. Многие поля не убраны.

Последний день выхода наших частей к государственной границе. Город Энсо (Светлогорск) живописно раскинулся в котловине между высот. Яркой краской покрашены одноэтажные и двухэтажные домики, в красивом беспорядке разбросаны по долине и склонам высот, вокруг сосновый лес. В городе большой бумажный комбинат и на окраине пивоваренный завод. С северной окраины хорошо видны трубы главной финской электростанции, стоящей возле водопада Иматра. Государственная граница рядом. То тут, то там торчат взорванные железобетонные ДОТы. Это наши части взорвали их при отходе в августе 1941 г.

На границе уже мелькают зеленые фуражки пограничников. Они восстанавливают пограничную полосу и запирают границу на крепкий замок. А на освобожденной территории Карельского перешейка пока еще нет жителей. В районных центрах уже восстанавливаются советские органы власти и начинается кипучая работа по восстановлению разрушенного войной.

Закончились военные действия, восстановлена государственная граница, обеспечена безопасность Ленинграда с севера.

Укрепленный район, построенный в начале 30-х годов для защиты северных подступов к городу Ленина, успешно выполнил свою боевую задачу.

Масловский Г. Н.
Полковник в отставке
бывший комендант 17-го Укрепрайона

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ К ОГЛАВЛЕНИЮ