www.kaur.ru «КаУР – Карельский Укрепрайон»
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ
ФОТО КАРТА САЙТА
СТАТЬИ ССЫЛКИ
СХЕМЫ АВТОРЫ
ДОКУМЕНТЫ

© www.kaur.ru, 2004-2017

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
КаУР – Документы

Г. Г. Корж

«На подступах к Укрепленному району»

Подготовка текста:
© 2010 www.kaur.ru

 

В начале августа 1941 г. финны были задержаны войсками 23-ей армии и пограничными войсками на Вуоксинской водной системе. Для помощи стрелковым частям из укрепрайона были выделены четыре роты, усиленные артиллерией, для организации опорных пунктов на дорожных направлениях. Один из них был создан в районе Кивиниеми (Лосево). Туда выслана 3-я рота ОПАБ под командованием лейтенанта Николаенко, усиленная артвзводом.

Вечером 12 августа рота прибыла в район Кивиниеми и заняла оборону западного берега реки Вуокси-вирта. Река Вуокси-вирта вытекала из оз. Вуокси, а впадала в оз. Суванто-ярви. В месте впадания реки в озеро был железнодорожный мост жел. дор. Кексгольм-Ленинград. В это время ж. д. мост был взорван. Все финские дома района были сожжены или разрушены, в т. ч. и ст. Кивиниеми. В южной части р. Вуокси-вирта через нее был переброшен деревянный мост для авто и гужевого транспорта. Река очень быстрая, порожистая. Много торчащих из воды камней. Скорость движения воды в реке обусловлена тем, что оз. Вуокси выше оз. Суванто-ярви почти на 2 метра.

Задача роты была: удержать берег р. Вуокси от оз. Вуокси до Суванто-ярви, как можно дольше. Боевые действия на опорных пунктах из рот УРовцев и стрелковых частей были одними из первых боевых соприкосновений УРовцев с противником. Задача роты была доведена до каждого бойца и командира. Каждый знал, что ему делать и как поступать при приближении противника. Первый день и ночь прошли в подготовке рубежа обороны. Оборудованы основные и запасные огневые позиции, установлены пушки и станковые пулеметы. К утру рота была готова к встрече врага. Однако весь день 13 августа противник не появлялся, изредка проходили отдельные группы отходящих войск.

К ночи движение на дороге прекратилось, началась сильная стрельба противника. Стрельба была беспорядочная и непонятно, откуда она велась. Выстрелы были кругом и даже сзади наших позиций. Не видя противника, рота огня не открывала, ждала. Через некоторое время стрельба прекратилась.

Темное время здесь в августе непродолжительное, и вскоре наши бойцы обнаружили несколько "кукушек" (солдаты финнов, устраивающие засады на деревьях). Оказывается, это они подняли такую стрельбу из автоматов разрывными пулями. Поэтому мы сразу не смогли установить, откуда велась стрельба, т. к. выстрел и разрывы пуль создавали иллюзию большего количества огневых средств, чем было на самом деле.

Уже утром нашим солдатам удалось уничтожить несколько "кукушек" из винтовок. Расчет финнов на то, что на их огонь мы откроем свой, тем самым выдадим разведке наши огневые точки – не оправдывался.

К середине дня к нашему району подошли финские части, и начался обстрел наших позиций из минометов. Почти 2 часа велся обстрел, но он не нанес нам ущерба, мы не отвечали на огонь, мы не демаскировали свои огневые позиции. После минометного обстрела финны небольшими группами начали прощупывать нашу оборону. А вечером пошли на штурм в направленна взвода л-та Середина, находящегося в боевом охранении главного направления по дороге на мост. Интенсивный огонь наших пулеметов уложил наступающого противника на землю, а в дальнейшем вынудил отойти в лес. Ночью финны пытались пробиться на правом фланге к жел. дор. мосту, но и это им не удалось.

В течение с 13 по 20 августа финны все время пытались прорваться, но небольшими силами, и нам совместно со стрелковыми подразделениями удалось отразить атаки. Каждый день нам становилось тяжелее удерживать позиции, а противник усиливал напор. Стрелковые части 18 августа ушли, и мы могли полагаться только на свои силы. А их становилось все меньше. Все устали, спали урывками между атаками, кончилось питание и боеприпасы.

19 августа в середине дня был получен приказ перейти на восточный берег реки и продолжать удерживать район. Когда рота почти вся переправилась на восточный берег, и у моста на западном берегу оставался взвод прикрытия л-та Середина, финны начали обстреливать их из минометов и продвигаться к рубежу взвода л-та Середина, последний отправил взвод к роте на восточный берег, а сам продолжал стрельбу из пулемета вместе с красноармейцем Демченко. Когда финны уже почти вплотную подошли к лейтенанту, а патроны в пулемете закончились, лейтенант Демченко пустил в ход гранаты. Но оба они были убиты. После этого мы взорвали мост и заняли рубежи обороны по восточному берегу р. Вуокси. Здесь мы использовали для огневых точек и укрытия подвалы и фундаменты разрушенных домов. Организовывая оборону, мы пытались связаться с соседями справа и слева. Однако, никого не обнаружили. За нами, в лесу были позиции артполка, с которым мы имели связи с первого дня и который не раз по нашей просьбе огнем помогал в трудные минуты.

Утром 20 августа артполк сообщил нам, что он уходит на новое место. Мы остались одни. Боеприпасы на исходе. Съеден неприкосновенный запас, питание кончилось, но в середине дня мы получили приказ вернуться в ОПАБ.

Двигаясь из района Кивиниеми по дороге, которая проходила мимо жел. дор. ст. Раута, и проехав под мост ж. д. Приозерск Ленинград, мы обнаружили впереди небольшую группу финнов. Рота развернулась в боевой порядок и приняла бой. Финны отступили в лес. Преследовать мы их не могли, т. к. почти не было боеприпасов. Вскоре рота вернулась на основной рубеж в состав артпульбата. Поставленную перед ней боевую задачу она успешно выполнила.

С весны 1942 г., когда командующим Ленинградским фронтом был назначен генерал Говоров, началась большая.работа по укреплению рубежей обороны вокруг Ленинграда, в т. ч. и на Карельском перешейке. Для Карельского укрепрайона было сформировано еще несколько артпульбатов, что позволило значительно уплотнить боевые порядки. Я был переведен во вновь сформированный 113 артпульбат. Этот артпульбат своими боевыми порядками не соприкасался с финскими позициями, впереди его находились части полевого заполнения, оборонявшиеся в этом районе, 142 стрелковой дивизии. Наша часть усиленно занималась строительством боевых сооружений, улучшением в инженерном отношении участка обороны и боевой подготовкой. Прорыв блокады Ленинграда в январе 1943 г. дал возможность ленинградским заводам усилить работу по производству вооружения и боеприпасов. Наши артпульроты получили на вооружение 82-мм минометы, противотанковые ружья, автоматы и 45-мм и 76-мм орудия. Необходимо было в короткий срок все это освоить.

27 января 1944 г. величественный салют из 342 орудий в Ленинграде возвестил миру об окончательном освобождении города от немецко-фашистской блокады, но на Карельском перешейке еще оставался враг, угрожая городу. Личный состав части понимал, что скоро наступит и их черед рассчитаться с оккупантами и освободить Ленинград от угрозы с севера.

Были перестроены планы боевой подготовки в сторону обучения действиям вне боевых сооружений в полевых условиях во взаимодействии с полевыми войсками. Командир батальона майор Митеничев А. Н. и начальник штаба капитан Дерипас А. Ф. внимательно изучали боевой опыт частей укрепленного района, которые действовали в наступательной операции в январе 1944 г., и этот опыт старались использовать в обучении подразделений.

9 июня началась Выборгская наступательная операция по освобождению Карельского перешейка.

15 июня наш 113 ОПАБ был переброшен в состав 109 стрелкового корпуса 21 армии, который вел наступление вдоль железной дороги Ленинград-Выборг и к этому времени прорвал оборону главного государственного рубеж финнов. Батальон использовался для прикрытия стыков стрелковых дивизий и охраны штабов. 20 июня, после освобождения г. Выборга, наш батальон был переброшен в район Тали - Репола. Задача была организовать оборону между озер Латилло-ярви, севернее станции Тали, на пересечении двух дорог. Финское командование, обозленное потерей Выборга, перебросило на этот участок свежие части из Карелии и уже 21 июня начали боевые действия. Наши подразделения за ночь сумели попытаться оборудовать позиции и укрытия. После мощной артподготовки финские части атаковали наши позиции, но их атака была отбита. Днем снова финны повторили штурм наших позиций при поддержке 48 самолетов, но и эта атака успеха не имела. Мы понесли значительные потери, но рубеж удержали. Был ранен командир роты капитан Комаров, но продолжал руководить боем, тяжело ранен командир пулеметного взвода Бугло И. И., погиб командир батареи лейтенант Юмашев и многие другие.

Вот несколько счастливых случайностей: старшина роты находился на наблюдательном пункте, от разрыва снаряда получил три осколочных ранения, но спасла шинель, накинутая на плечи. Она и офицерский ремень были пробиты, а на теле оказались только большие опухоли. Санинструктор роты во время обстрела не успел укрыться, и осколок попал в ложе автомата, раздробив его в щепки. Санинструктор сам сделал новое ложе и сказал: "Автомат меня спас, кончится война - сдадим его в музей".

Несколько дней мы удерживали этот рубеж, пока нас не сменил 4-й артпульбат, прибывший с рубежа Карельского укрепрайона, а мы получили задачу сменить стрелковую дивизию генерала Якушева и оборонять рубеж Хейнйоки – Ристисеппяля - Пааккола по водному рубежу севернее Выборга, от оз. Колтавское, р. Вуокси и острова Каупин-саари и Муста-саари.

На островах у нас находилось боевое охранение. Очень сложно было установить с ними проводную связь. Пришлось в ночное время устанавливать вешки по реке и прокладывать телефонный провод.

На этом участке фронта финны большой активности не проявили, кроме систематических обстрелов артиллерии и минометов.

В начале сентября было заключено перемирие.

Финские войска очистили Карельский перешеек. Была восстановлена государственная граница.

Наша часть вышла к государственной границе и вошла в состав 16 Укрепленного района.

Старший лейтенант
Корж Г. Г.

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ К ОГЛАВЛЕНИЮ