www.kaur.ru «КаУР – Карельский Укрепрайон»
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ
ФОТО КАРТА САЙТА
СТАТЬИ ССЫЛКИ
СХЕМЫ АВТОРЫ
ДОКУМЕНТЫ

© www.kaur.ru, 2004-2017

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
КаУР – Документы

Ш. Ф. Хасанов

«Бои на подступах к рубежу»

Подготовка текста:
© 2010 www.kaur.ru

 

Начало августа 1941 года.

Над Ленинградом нависла серьезная опасность. Немецко-фашистские войска рвутся к Ленинграду с запада и юго-запада, а финские войска начали крупное наступление в центре Карельского перешейка, пытаясь окружить наши малочисленные части, прикрывающие государственную границу, в районах южнее Кексгольма (Приозерск) и Выборга.

Сводки, поступающие из штаба фронта, очень скупы. Эвакуированы семьи офицерского состава. Укрепленный район в полосу предполья выслал передовые отряды, на переправы реки Вуокси по Средне-Выборгскому шоссе, с задачей совместно с отходящими от границы частями задерживать продвижение противника, нанося ему потери, и отряд инженерных заграждений в составе саперной роты в район Приозерска.

По приказу штаба фронта наш саперный батальон (без одной роты) направлен на юг Ленинграда в район Волосово как отряд заграждения для противодействия рвущейся к Ленинграду с запада сильной немецко-фашистской группировке. Части укрепленного района настойчиво, не считаясь со временем, готовились к встрече с врагом. Строились новые боевые сооружения, возводились препятствия, минировались подступы. Личный состав осваивал технику. Тысячи ленинградцев, женщин и студентов, помогали в этом. В это время я работал в штабе Карельского укрепленного района ст. офицером оперативного отделения. Ежедневно по заданию командования был в частях, поэтому находился в курсе всех происходящих событий.

В первых числах августа меня вызвал комендант Карельского укрепленного района генерал-майор Попов и сказал: “Вы назначаетесь начальником колонны из ста грузовых машин. Ваша задача завтра к 12 часам прибыть на ст. Перк-ярви (Кирилловское), погрузить находящийся там 4 ОПАБ Выборгского укрепленного района и доставить в район Пулковских высот. Там Вас встретит представитель штаба фронта”.

Я знал, что этот артпульбат в январе был направлен из КаУРа на границу севернее г. Выборга, где к этому времени был построен рубеж железобетонных сооружений, от гор. Энсо (Светогорск) до побережья Финского залива. Колонна своевременно прибыла в Перк-ярви (Кирилловское), и мы приступили к погрузке техники и людей.

Из разговоров с офицерами я узнал, что их подразделения уже имели боевое крещение в первые дни войны, т. е. в конце июня 1941 г. Боевые сооружения рубежа были построены непосредственно вблизи границы, они охранялись в ночное время наружными часовыми, а личный состав гарнизона ночевал в домиках в 200-300 метрах. Финские лазутчики в июне 1941 г. на рассвете напали на пограничные посты, чтобы бесшумно снять их и захватить их боевые сооружения до занятия их гарнизонами. Но пограничники были бдительны и подняли тревогу, гарнизоны заняли сооружения и встретили огнем финскую пехоту. Особенно напряженные бои были в районе роты ст. лейтенанта Батаева, финнам не помог и огонь по сооружениям из тяжелых орудий прямой наводкой. Все попытки блокировать сооружения были отбиты. Подоспевшие наши стрелковые части восстановили положение, отбросив врага за государственную границу. На следующий день финны сделали попытку блокировать сооружения на правом фланге рубежа в г. Энсо. Там оборонялась рота ст. лейтенанта Шалыгина, но и там все атаки финнов были отбиты, и подошедшие стрелковые части восстановили границу. Больше на этом рубеже противник уже не пытался вести боевые действия. Ввиду угрозы окружения Выборгской группировки наших войск в начале августа 1941 г. мы получили приказ снять вооружение и подорвать ДОТы и двигаться через Выборг на ст. Кирилловское,- говорили офицеры. Когда мы проходили через Выборг, восточнее города уже шли сильные бои.

Погрузив технику и людей, колонна направилась по Приморскому шоссе через Зеленогорск на Ленинград. Не доезжая до города, со стороны Финского залива, мы были атакованы десятью истребителями-бомбардировщиками. На машинах у нас имелось несколько установок спаренных пулеметов. Был немедленно открыт огонь и сбиты два самолета. Подоспевшие наши истребители завязали воздушный бой и сбили еще три самолета, остальные ушли в сторону Финского залива. Похоронив 11 убитых, оказав первую помощь раненым и отправив их в ближайший госпиталь, колонна втянулась на окраину и продолжала путь по Ленинграду.

Выехав передними машинами на Невский проспект, мы увидели, что улица заполнена людьми. В глазах их была глубокая озабоченность за судьбу города, свою судьбу и осуждение нас – защитников их. Они думали, что мы покидаем город. Мы вынуждены остановиться и объяснить, что мы не бросаем город, а выполняем приказ командования, следуем на южные подступы, и в этот момент из задних рядов пробивается худой старик, держа в руках 6-летнего ребенка. Подойдя к нам вплотную и взглянув прямо в упор в наши глаза, спросил, куда мы идем. Мы ответили, что выполняем приказ командования. Он поверил искренности сказанного нами, повернулся к стоящим вокруг людям и сказал: "Они говорят правду". Тогда люди образовали коридор для проезда колонны. Я поблагодарил старика и протянул руку ему. Взяв ее, он представился: "Никифоров Иван Евдокимович, потомственный рабочий Кировского завода, а ребенок это мой внук Сашка, родители его погибли при бомбежке на окопных работах". Я достал из сумки кусочек хлеба и сахара и отдал ребенку. Он взял хлеб в свои маленькие, почти прозрачные, точно покрытые пергаментом, ручки и взглянул в мои глаза своими голубыми и чистыми, но испытавшими уже горе, глазами. Сколько в этом взгляде было тоски и горя! Откусив кусочек, он старательно и долго жевал его, потом, спрятав остатки в карман, по-детски, искренне и громко сказал: "Спасибо, дядя, за хлеб. Отомстите за папу и маму. Бейте проклятых фашистов". И окружающие нас люди повторили эти слова. Колонна двинулась по Невскому проспекту.

К вечеру 4-й артпульбат прибыл к месту назначения и был передан представителю Слуцко-Колпинского укрепрайона, и в эту же ночь вышел на рубеж обороны по берегу реки Ижора.

Как позднее мне стало известно: этот артпульбат четыре дня героически дрался с сильной немецкой группировкой, имеющей танки и самолеты, понес большие потери и попал в окружение. По приказу командования вынужден был выходить на Ленинград.

Вышедший из окружения личный состав был доукомплектован, часть получила новый номер, и в начале октября 247-й артпульбат, сменив морские части, занял оборону на центральном участке Пулковских высот. Восемьсот дней без смены оборонял один из важнейших участков Ленинградского фронта, успешно участвовал в боевых действиях по освобождению Ленинграда от немецко-фашистской блокады в январе 1944 г. За свои подвиги был награжден орденом Красного Знамени.

В двадцатых числах августа по приказу штаба фронта с Карельского перешейка из КаУРа убыли еще два артпульбата на южные подступы Ленинграда, в состав Красногвардейского укрепрайона. Оставшиеся на Карельском перешейке боевые порядки частей пришлось растягивать, часть амбразур в боевых сооружениях осталась без пулеметов. В штаб КаУРа поступают боевые донесения от наших передовых отрядов. Они уже ведут бои на дальних подступах совместно с отходящими от границ подразделениями.

Случайно, уже после демобилизации, в своих бумагах я обнаружил небольшой блокнот с записями того времени. Очень коротко, почти стенографически, были записаны некоторые важные события (нам тогда категорически запрещалось вести дневники), сведения о боевых действиях считались секретными. Вот некоторые из записей привожу по их датам: 5 августа 3 рота 125 саперного батальона под командованием ст. лейтенанта Тивосенко действовала как отряд заграждения и обеспечивала отход наших частей из района Приозерска. Производя работу по установке мин в районе Карлахти, она оказалась без прикрытия стрелковых подразделений. Противник крупными силами занял пос. Карлахти и начал выдвижение своих подразделений по шоссе. Рота заняла боевой порядок и вступила в бой. В этом бою исключительное мужество и храбрость проявили командир взвода мл. лейтенант Сизов, серажант Кипрос, Шустов, Штукатуров и Старцев. В бою было истреблено несколько десятков финнов. Рота удерживала рубеж до подхода стрелковых подразделений. Младший лейтенант Сизов, прикрывая огнем ручного пулемета выход из боя своего взвода, погиб, но спас взвод. За героический подвиг он был посмертно награжден орденом Красной Звезды.

10 августа. Усиленная пулеметная рота 1 артпульбата под командованием лейтенанта Николенко в течение 12 суток прикрывала переправу отходящих наших частей через реку Вуокса в районе Кивиниеми (Лосево). В ходе боев нанесла большие потери противнику, стремившемуся захватить переправу и разгромить подразделения, оставшиеся на северном берегу. Во время боев героической смертью погибли лейтенант Середин и рядовой Демченко.

17 августа. Усиленная пулеметная рота 63 артпульбата под командованием лейтенанта Малеева в районе устья реки Булатная заняла оборону с подразделениями стрелковой дивизии и в течение недели отбивала атаки финнов. В одном из боев был ранен командир роты, но он не покинул позиций и продолжал руководить боем.

25 августа. Усиленная пулеметная рота 106 артпульбата под командованием лейтенанта Юферицина, выдвинутая по Средне-Выборгскому шоссе в район Межозерья, вместе с отходящими от границы подразделениями удерживала этот рубеж, нанося противнику потери и задерживая его продвижение. В боях отличился младший сержант Егоров. Он подпустил близко идущих в атаку пьяных финских солдат и огнем из станкового пулемета уничтожил их. За проявленную смелость мл. сержант Егоров был награжден медалью "За отвагу".

26 августа. Артиллерийский взвод под командованием лейтенанта Иванова, имея три 45-мм орудия и три ручных пулемета, был выслан в район Кириясалы для усиления стрелковых подразделений, прикрывающих Приозерское шоссе. Бойцы оборудовали огневые позиции неподалеку от деревни Липола, тщательно замаскировав свои орудия. Вечером по дороге, идущей в деревню, появились группы финских солдат. Они осторожно входили в деревню. Затем потянулись подводы. Подвыпившие солдаты орали песни. На северной окраине финны затопили баню. Мл. лейтенант Иванов подготовил данные. Подал команду. Первые же снаряды легли в цель. Среди финских солдат началась паника. Финские автоматчики несколько раз пытались вклиниться в расположение взвода, но все атаки были отбиты. Три дня взвод удерживал эту позицию и только по приказу командования отошел в пос. Стеклянный, где продолжал действовать совместно с пограничниками.

Успешные действия наших передовых отрядов совместно с отходящими от границ частями дали нам возможность выиграть время, чтобы лучше подготовиться и во всеоружии встретить врага.

Подполковник в отставке
Хасанов Шариф Фархутдинович

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ К ОГЛАВЛЕНИЮ