www.kaur.ru «КаУР – Карельский Укрепрайон»
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ
ФОТО КАРТА САЙТА
СТАТЬИ ССЫЛКИ
СХЕМЫ АВТОРЫ
ДОКУМЕНТЫ

© www.kaur.ru, 2004-2017

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
КаУР – Документы

Е. С. Исаева

«Дружба наша фронтовая»

Подготовка текста:
© 2010 www.kaur.ru

 

Как хорошо жить, когда ты молода и здорова, и когда тебе 18 лет, и наступает лето, тепло, цветут цветы. Был теплый прекрасный солнечный день 22 июня. Я с подругами поехала за город, мы загорали, бегали по зеленой траве, веселились как могли, совершенно не подозревая, что в это время немецко-фашистская армия напала на нашу страну, и на границе идут тяжелые кровопролитные бои.

Война! Мгновенно преобразился наш Ленинград. Все личное отошло куда-то далеко-далеко. Защита Родины стала нашим главным делом. Мы как бы сразу повзрослели на несколько лет. На наши плечи легли неимоверные тяжести Ленинградской блокады. Враг подошел уже к пригородам города. Начались артиллерийские обстрелы и налеты авиации. Но главное это было отсутствие хлеба. Нормы по карточкам все уменьшались. Я работала на фабрике им. Крупской у Пяти углов, а жила на Васильевском острове. Ходить было неблизко, транспорт не работал. От недоедания мои силы иссякли, и я уже не могла ходить на работу. Близко родных не было. Я уже собиралась умирать, плакала и думала, как будет дальше, будет ли когда-нибудь много хлеба, чтобы люди могли насытиться. Мне всего 18 лет, и я еще не видела жизни.

И вот ко мне приехал дядя, он был ранен и после ранения назначен командиром армейской пекарни в пос. Токсово. Приехал он в военкомат, чтобы набрать в штат пекарни женщин и девушек, которые могли еще стоять на ногах. Когда он посмотрел на мое состояние, сказал: "Одевайся", - спустился по лестнице на улицу, позвал водителя, и вместе с ним с трудом под руки свели меня и посадили в машину. Мы приехали в Токсово. На другой день к нам привезли сто женщин и девушек, таких же истощенных, как и я, и начали нас откармливать. Вот так мы стали военнослужащими. Две недели все еще хотелось есть. Пошли на осмотр к врачу. Он говорит: "Пусть попробуют работать, но тяжелой работы пока не давайте". Привели нас в цех, где пекли хлеб, все сначала казалось странным очень, потом привыкли и хлеб месили вручную. Это была очень тяжелая работа.

Всех молодых солдат отправили на передовую, остались только инвалиды. Они были нашими командирами. В пекарне я проработала год. Летом 1942 г. к нам приехал капитан из штаба армии, отобрал 50 человек на курсы радистов и увел в Осиновую Рощу. Нас разместили в бараке. Учились мы 6 месяцев, а после учебы нас разослали по частям. Попала я во взвод связи 293 ОПАБ. Командовал взводом ст. серж. Васильев. Он был пожилой и нам, молодым, как родной отец. Жили мы в землянке, вырытой в овраге. В нашем взводе были и молодые солдаты, они всячески заботились о нас и никогда не отпускали одних, и всегда кто-то нас сопровождал. Мы находились близко от переднего края. Радиостанция находилась у нас в ДОТе (с условным названием "Котовский"). Там приходилось дежурить по очереди мне с напарницей Петровой. Иногда я наблюдала в перископ из ДОТа, как финны ходят в тыл за обедом или рубят дрова для землянки.

Молодые солдаты в нашем взводе понимали, что нам, девушкам, труднее переносить обстановку на передовой, и всячески старались развеселить нас: играли на балалайке, шутили, пели песни, а главное, оберегали нас. Мне кажется, что, если бы не такая дружба людей, помощь друг другу и готовность в любых условиях помочь товарищу, в условиях Ленинградской блокады невозможно было бы выстоять и победить.

Вспоминаю один необыкновенный случай, который на всю жизнь остался в памяти у меня. Нас 5 радистов возвращались из тыла части, где с нами проводились занятия по специальности. Шли лесом и вдруг услышали песню, кто-то громко и задушевно пел. Это было так неожиданно и противоестественно в нашей фронтовой обстановке, что мы остановились и стали искать певца. Придя в землянку, рассказали об этом командиру Васильеву. Он сказал, что это финская провокация, после песни они будут на русском языке вести передачу.

Летом 1944 г. с нашего рубежа началась большая наступательная операция по освобождению Карельского перешейка и г. Выборга. В этой операции участвовала и наша часть. Мы двигались за наступающими, падали под обстрелами и минометам, а иногда под обстрелами и финских снайперов-кукушек, оставленных на освобожденной территории. Помню, нужно было преодолеть участок шоссе, который находился под наблюдением противника. Преодолевали перебежками. Наступила и моя очередь бежать, а у меня на плечах радиостанция, питание к ней, автомат, а на ногах сапоги 43 размера, в кровь стерла ноги. Тут на помощь пришел ко мне старый солдат по национальности мордвин, он у нас во взводе был молодым девчатам как отец родной. "Давай, дочка, я тебе помогу", - и взял у меня часть груза, и мы перебежками преодолели пространство.

Особенно тяжело мне пришлось вблизи Вуоксинской водной системы. Финны сопротивлялись отчаянно, укрывшись за небольшими камнями.

Стрелковые части вели бой за скалистую высоту, поросшую лесом. После сильных наших атак финны оттуда были выбиты и зашли за реку. Я и моя напарница Петрова поднялись на высоту и ахнули. Огнем нашей артиллерии весь лес был уничтожен - только голые стволы да пни, вокруг валялись трупы убитых, даже негде было вступить ногой. Мы встали как вкопанные и заплакали. Подошел к нам командир роты ст. лейтенант Горский Борис Михайлович и, видя наше состояние, подал команду: "Немедленно давайте связь, разыщите командира батареи Шкаева", - и тут же нам было не до переживаний. Подошли остальные связисты, мы дали связь всем подразделениям. На этом рубеже мы потеряли немало своих товарищей, но рубеж удержали.

В сентябре 1944 г. было заключено перемирие. Финские войска отошли за государственную границу, а мы вышли ближе к границе. Боевые действия у нас закончились, но война еще продолжалась на территории Германии.

В ночь на 9 мая я дежурила на радиостанции. И вот, слышу, передают: "Котовский". Это был мой позывной. "Победа! Немцы капитулировали". Я не поверила, отстучала морзянкой "повторите". Подтвердили. Это известие быстро разнеслось по части, все были рады. Вечером у нас был бал. Мы так танцевали, так веселились, поздравляли друг друга, строили планы на будущее. Ведь, несмотря на будущее, на все пережитое, мы еще были молоды. Демобилизовали нас в первую очередь. Когда наш эшелон прибыл на Финляндский вокзал, нас встречали тысячи народа, гремел оркестр, было очень торжественно и радостно.

Исаева Евгения Степановна
радистка 293 ОПАБ

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ К ОГЛАВЛЕНИЮ