www.kaur.ru «КаУР – Карельский Укрепрайон»
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ
ФОТО КАРТА САЙТА
СТАТЬИ ССЫЛКИ
СХЕМЫ АВТОРЫ
ДОКУМЕНТЫ

© www.kaur.ru, 2004-2017

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
КаУР – Статьи

Баир Иринчеев

Отказы переходить старую границу на Карельском перешейке
в финских пехотных полках в сентябре 1941 года

© 2004 Баир Иринчеев

 

Данная тема хорошо исследована и описана в финской исторической и академической литературе, однако в русскоязычной литературе отказы перейти старую границу упоминаются лишь в некоторых трудах, как, например, в книге Н. И. Барышникова, В. Н. Барышникова и В. Г. Федорова «Финляндия во Второй Мировой Войне». В этой книге отказы перейти границу описываются лишь в одном абзаце, причем не без искажений.[1] Именно этим и обусловлен выбор темы для статьи. Цель данной статьи – дать современному российскому читателю возможность ознакомиться с небольшим, но тем не менее интересным и значимым эпизодом трагических для нашей страны событий лета-осени 1941 года.

В связи с временными ограничениями и ограничениями объема статьи, в данной работе будут рассматриваться только отказы перехода старой границы на Карельском перешейке. Под старой границей в данном исследовании понимается граница между СССР и Республикой Финляндия, установленная Тартуским мирным договором 1920 года. Это граница, существовавшая до советско-финляндской войны 1939-1940 гг. В качестве источников данных автор использовал как исследования финских историков, так и первоисточники – журналы боевых действий финских пехотных полков и легких отрядов, наступавших на Карельском перешейке летом-осенью 1941 года. В рамках данного исследования рассматриваются только отказы, зафиксированные в журналах боевых действий полков, легких отрядов и батальонов, перешедших старую границу на Карельском перешейке. Далее, в рамках исследования рассматриваются только отказы подчиниться приказам, произошедшие непосредственно на границе, а не после ее пересечения.

В тех случаях, когда первоисточники (журналы боевых действий полков, батальонов и рот) утеряны и не сохранились в Финляндском военном архиве, автор был вынужден прибегнуть к официальным историям полков, написанным после окончания Второй мировой войны, а также другой литературе.

К сожалению, в связи с ограничением временного плана и противоречивости темы в Финляндии, не было возможности провести интервью с непосредственными участниками событий сентября 1941 года – финскими ветеранами, которые перешли старую границу на Карельском перешейке.

Переход старой границы

К началу сентября 1941 года финские части вышли к линии старой границы и начали подготовку к форсированию реки Сестры. В районе Майнила подразделения 6-го пехотного полка 18-й пехотной дивизии форсировали реку Сестру и продвинулись на несколько километров, захватив первые оборонительные сооружения Карельского Укрепрайона. Прежде чем пересечь линию старой границы, по приказу командования 18-й дивизии полк задерживается на границе в районе Майнила на один день, и в присутствии военных кино- и фотооператоров финская артиллерия делает несколько выстрелов через линию границы, мстя таким образом за Майнильский инцидент, послуживший поводом для начала советско-финской войны 1939-1940 гг.[2] На старой границе части РККА стали оказывать упорное сопротивление, хотя в финских журналах боевых действий отмечается, что лишь часть долговременных оборонительных сооружений КаУРа были заняты советскими гарнизонами.[3] 4.9.1941 финские части на Карельском перешейке получают приказ перейти к обороне, но отдельные полки и батальоны продолжают вести мелкие наступательные операции, призванные захватить районы, более удобные для обороны. В период с 9.09 по 10.09 советские войска наносят контрудар по финским частям (основной удар контратакующих советских частей принял на себя 47-й пехотный полк, причем оба батальона, отступившие с позиций, винили соседа в преждевременном отступлении) в Белоострове и отбрасывают их на несколько километров на север.[4] После этого линия фронта на Карельском перешейке стабилизируется, финские и советские части переходят к обороне.

Осень 1941 г. Белоостров. Финские солдаты на советском танке КВ

Финские солдаты позируют на брошенном советском танке КВ. Белоостров, осень 1941 года.
Фото из коллекции Баира Иринчеева

Как уже было упомянуто, первые финские части выходят к линии старой границы 30 августа – 1 сентября. В течение дня 1 и 2 сентября передовые финские части ведут разведку за линией границы, и 3.09.1941 года начинают наступление через реку Сестру. Далее в статье детально описывается каждый случай отказа переходить границу в финских частях, переходивших линию старой границы.

7-й пехотный полк

Полк развернут до штатов военного времени в период с 10.06.1941 по конец июня. Часть приписного состава (в частности, весь 3-й батальон)[5] состоит из резервистов. В боях в период с 30.06.1941 по 6.09.1941 полк несет серьезные потери – 481 убитых, 1622 раненых.[6] Это около половины численности финского пехотного полка. Журнал боевых действий полка в Финляндском военном архиве (Sota-arkisto) отсутствует, в связи с этим в качестве источника информации пришлось воспользоваться обзором боевых действий полка. 3 сентября 1941 года полк должен был в 7.00 форсировать реку Сестру и наступать в направлении Термола (Термолово). В первом эшелоне наступал 3-й батальон. При форсировании реки Сестры в 7.00 в штаб полка поступило донесение о том, что 9-я рота в полном составе отказалась перейти реку Сестру. Командир полка, полковник Кемппи, поспешил на место происшествия, где собралось порядка 70 солдат и унтер-офицеров, отказавшихся перейти границу. Лишь несколько солдат отправились через границу с другими ротами. Комполка сумел уговорить солдат подчиниться приказу и в результате только 8 солдат отказались перейти границу. Эти солдаты были разоружены и отправлены в штаб дивизии. После этого отказались перейти границу еще 6 солдат из 12-й роты и 2 солдата из 5-й роты.[7]

Интересно отметить, что в журналах боевых действий 3-го батальона и 9-й роты полка нет никакого упоминания об этом инциденте. В журнал боевых действий 3-го батальона утром 3.09.1941 сделана следующая запись:

5.30. Батальон принял пищу и к 8.30 выдвинулся на исходные позиции. Примерно через 200 метров после границы передовая рота – 10-я рота (минус взвод) была остановлена перед проволочным заграждением, которое было пристреляно фланговым пулеметным огнем из нескольких русских бункеров. При уничтожении этих бункеров в 10.30 был убит фенрик Энквист...[8]

В журнале боевых действий 9-й роты ситуация утром 3.09.1941 описана следующим образом:

7.00. Рота выдвигается на рубеж атаки к западу от отметки 106.

9.20. Рота перешла государственную границу в районе отметки 106 и продвигалась в направлении 15.00, задача захватить проселочную дорогу. Cоприкосновения с противником нет.[9]

Таким образом, офицеры роты и батальона умалчивают о том, почему рота не сразу перешла границу, а задержалась на ней более чем на час. O дальнейшей судьбе солдат, отказавшихся перейти границу после разговора с командиром полка, в журнале боевых действий никаких сведений не содержится.

15-й пехотный полк

Журнал боевых действий полка за интересующий нас период в Финляндском военном архиве отсутствует, равно как и журналы боевых действий 1-го батальона и 2-й роты, где произошла основная масса отказов. В этой связи при исследовании пришлось обратиться к официальной истории полка, написанной после войны.

Групповые отказы перейти границу начались в этом полку 4.9.1941, когда полк вышел к старой границе на реке Коскитсанйоки (р. Кожица, севернее Лемболовского озера) и приготовился к ее форсированию. Отказы произошли сразу в нескольких подразделениях, однако самые активные и многочисленные протесты были во второй роте. Основным мотивом отказов солдат было обещание офицеров вывести часть на отдых, когда полк дойдет до старой границы. Солдаты восприняли это обещание буквально, и поэтому когда полк дошел до старой границы, отказались подчиниться приказам наступать дальше.

Офицеры роты и батальона попытались разрешить ситуацию путем переговоров с солдатами, но никаких результатов не добились. По некоторым данным, сам комроты-2, капитан Вильо Каунен, говорил солдатам не переходить линию старой границы. Далее, согласно отчету капитана Каукамаа, события развивались следующим образом. Из штаба дивизии в роту прибыл военный судья. Для начала судья объявил солдатам положения финского военного законодательства и наказания, которые они понесут, если продолжат отказываться подчиняться офицерам. Сделано это было в угрожающей манере. После этого судья продолжил речь и пригрозил, что в случае продолжения неповиновения он может применить децимацию, как во времена Рима – расстрел каждого десятого из подразделения. Угрозы такого рода не произвели никакого впечатления на солдат. После этого капитан Каукамаа вступил в переговоры с солдатами, и после его дружеских уговоров солдаты согласились снова подчиняться приказам, и перешли границу.[10]

Таким образом, в этом полку ситуация была разрешена без созыва военного трибунала и вынесения приговоров солдатам, отказавшимся перейти границу.

48-й пехотный полк

Полк был сформирован в июне 1941 года, основная масса солдат была призвана из резерва. В боях на границе с 1.07.1941 по 31.08.1941 полк понес серьезные потери – 240 убитых, 923 раненых, другие потери – 118.[11] Если исходить из того, что финский пехотный полк по штату имел порядка 3000 человек, полк потерял около трети первоначального состава. Однако необходимо учитывать и то, что в ходе боевых действий полк получал пополнения. После тяжелых боев на границе, организованное сопротивление советских войск на Карельском перешейке фактически прекратилось, и потери полка становятся минимальными. В то время как другие финские полки штурмуют советские укрепления на старой границе, 48-й пехотный полк находится на отдыхе в районе Терийоки (Зеленогорск). Основной задачей полка является прочесывание территории, так как остатки двух советских дивизий, окруженных под Выборгом, пытаются пробиться к своим частям. 13.09 полк получает приказ сменить передовые части, которые ведут бой уже за линией старой границы.

В 18.00 13.09.1941 на КП полка приводят 33 солдат из 3-го батальона полка, которые отказались перейти границу. Помимо отказа, солдаты заявили, что готовы защищать Родину, но не хотят воевать на чужой земле. Командир полка, майор Сора, был вынужден обратиться к солдатам с речью. В своей речи комполка сообщил солдатам, что Ленинград и Карельский перешеек окружены финскими и немецкими войсками, что Финляндия ведет оборонительную войну и что войне все равно скоро конец.[12] Эта речь убедила солдат подчиниться приказу и вернуться в батальон. Таким образом, конфликт был разрешен без привлечения штаба дивизии.[13]

В 11.00 14.09.1941 на КП полка приводят уже почти 200 солдат и унтер-офицеров из 2-го батальона полка, которые отказались перейти реку Сестру. Причина отказа была такая же, как и у солдат из 3-го батальона в предыдущий день. Офицеры батальона пытались уговорить солдат подчиниться, но безрезультатно. И в этот раз комполка выступил перед солдатами и унтер-офицерами с речью, в результате которой более ста солдат отправились обратно в свое подразделение, готовые подчиняться. Остальные солдаты и унтер-офицеры, (всего 83 человека), которые продолжили неповиновение, были разоружены и сданы подразделению военной полиции.[14] Трибунал был созван моментально. Уже на следующий день, 15.09.1941, вышел приказ по дивизии, согласно которому 83 солдата и унтер-офицера 48 пехотного полка были осуждены и приговорены к лишению свободы на 10 лет. Унтер-офицеры, помимо этого, были лишены всех званий.[15]

Согласно некоторым финским источникам, приговор был вскоре смягчен, и большинство солдат вскоре вернулось в свой полк, однако подтвердить эти данные архивными материалами удалось лишь в одном случае – рядовой Лаури Эрик Кескинен из 5-й роты, приговоренный по этому приказу к 10 годам лишения свободы, погиб, воюя в составе своего подразделения 27.10.1941.[16]

28-й пехотный полк

Полк развернут до штатов военного времени в период с 17.06.1941 по 19.06.1941 в Каартила.[17] С 30.06.1941 года полк принимает участие в наступлении финских войск на Карельском перешейке и в период с 30.06.1941 по 14.08.1941 теряет 208 солдат и офицеров убитыми, 671 ранеными, 7 пропавшими без вести. К середине августа сопротивление частей Красной Армии становится менее организованным, и потери полка в период с 15.08.1941 по 05.09.1941 составляют лишь 64 убитыми и 185 ранеными.[18]

3.09.1941 года полк переходит старую границу. В тот же день в полку начинаются отказы переходить границу. Журнал боевых действий полка описывает эти события следующим образом:

3.09.1941, 19.00. На КП полка приведены 9 солдат из 6-й роты, отказавшихся переходить границу. Солдат отправили на КП дивизии.

19.20. С КП полковника Кемппи вернулся лейтенант Лаппи-Сеппяля, выполнявший обязанности офицера связи и сообщил, что в роте капитана Пёрхёла (8-я рота), приданной полковнику Кемппи, произошло 18 таких же отказов. Печально. Как они заблуждаются. Солдат отправили под стражей на КП дивизии.

21.10. Из 11-й роты привели 8 солдат, которые отказались перейти границу так же, как и предыдущие. Командир провел с ними беседу, как и с другими отказниками. Солдат отправили под стражей на КП дивизии.[19]

O дальнейшей судьбе солдат, отказавшихся перейти границу, в журнале боевых действий никаких сведений не содержится.

43-й пехотный полк

Журнал боевых действий и другие документы полка за интересующий нас период в Финляндском военном архиве отсутствует, поэтому в качестве источника информации пришлось использовать историю полка, написанную в 1992 году.

Полк вышел к линии старой границы к 1.09.1941 года. 3.09.1941 года полк переходит в наступление, и в 3-й роте происходят волнения – часть солдат отказывается подчиниться приказам и не желает наступать за линию старой границы. Хотя командир роты пользовался уважением у солдат, его уговоры и увещевания не помогли. Продвижение роты приостановилось перед линией проволочных заграждений Карельского Укрепрайона. После этих событий рота получила приказ отойти обратно за линию старой границы, а 1-й батальон получил приказ наступать через линию границы на другом участке следующим утром. Офицеры роты и батальона решили не привлекать никого из отказников к ответственности, и дали роте ночь на отдых. После этого эпизода отказов переходить границу в полку не зафиксировано.[20]

6-й легкий отряд

6-й легкий отряд был сосредоточен в Петяявеси 18.06.1941. После боев на Карельском перешейке в июле и августе отряд выведен с передовой на отдых в деревню Сеппяля (Подгорное) 31.08.1941 года. В тот же день в отряд прибывает новый командир, капитан С. Кеттунен. 2.09.1941 отряд переформируется и насчитывает 18 офицеров, 99 унтер-офицеров и 428 солдат.

3.09.1941 отряд принимает участие в наступлении финских войск за линию старой границы, отряд подчинен 7-му пехотному полку полковника Кемппи. В 13.30 отряд форсирует реку Сестра, но на финской стороне реки остаются 68 солдат, отказавшихся перейти границу.[21]

О дальнейшей судьбе солдат, отказавшихся переходить границу, в журнале боевых действий ничего не сообщается.

Освещение отказов перейти границу в финской и советской исторической литературе

Официальная финская история войны-продолжения (Jatkosodan Historia) умалчивает или опускает все отказы перехода границы, будь то на Карельском перешейке, или на других участках фронта. В то же самое время, полковые истории, написанные после Второй мировой войны, не обходят этот исторический эпизод стороной, и каждый случай отказа подробно описан. Помимо полковых историй, на тему отказов написан ряд серьезных исследований такими финскими историками, как Ю. Куломаа, Е. Салминен, Х. Ниихиля.

В русскоязычной литературе эпизоды отказа перехода границы упоминаются у Н. И. Барышникова, В. Н. Барышникова и В. Г. Федорова в книге «Финляндия во Второй мировой войне» - со ссылкой на Куломаа приводится факт отказа перехода границы двумястами солдатами 48-го пехотного полка, и приводится упоминание об отказах в 27-м и 57-м пехотных полках.[22] Последние два факта не полностью соответствуют действительности. В журнале боевых действий 27-го пехотного полка не зафиксировано случаев отказа перехода границы, а в 57-м пехотном полку отказы подчиниться приказам произошли значительно позже перехода линии границы, и объясняются не убеждениями солдат и унтер-офицеров, а их усталостью после недели непрерывных боев.

Общие закономерности в отказах переходить старую границу на Карельском перешейке

По сведениям финского исследователя Харри Хейниля, отказы переходить старую границу на Карельском перешейке произошли в каждом втором пехотном полку, участвовавшим в наступлении финских войск.[23] При анализе журналов боевых действий полков, переходивших границу, можно проследить ряд определенных закономерностей.

Во-первых, отказы происходили чаще всего в полках и батальонах, состоящих из резервистов, а не кадровых военных. Резервисты в финской армии, в отличие от кадровых солдат и унтер-офицеров, не всегда слепо выполняли приказы офицеров, а сначала решали для себя, имеет ли приказ смысл или нет, и только потом выполняли его или отказывались его выполнять. То есть резервисты не имели столь же высокой военной дисциплины, как кадровые финские части. Обсуждение приказа с командиром, отдающим этот приказ, не было для резервистов чем-то из ряда вон выходящим. В связи с этим большое количество отказов в частях, состоящих из резервистов, легко объяснимо.

Во-вторых, во многих частях отказы подчиниться приказам и перейти старую границу произошли после того, как часть находилась на отдыхе. Это вполне логично с психологической точки зрения – в сентябре 1941 года многие финны полагали, что война вот-вот закончится поражением СССР, и, очевидно, считали вывод на отдых концом войны.

Причины отказов перейти границу зафиксированы лишь в небольшом количестве журналов боевых действий. Только в 48-м пехотном полку солдаты четко выразили свою позицию; в других случаях исследователям остается только строить предположения об истинных мотивах, побудивших солдат отказаться от перехода границы. Очевидно, во многих случаях командиры давали солдатам обещания того, что война закончится на старой границе или что после выхода к старой границе частям будет дан отдых (как, например, в случае со 2-й ротой 15-го пехотного полка). Более того, командиры, очевидно, не объяснили солдатам, зачем они переходят границу и насколько далеко им надо наступать.

Большинство полков, в которых произошли случаи отказов, понесли серьезные потери в личном составе в боях на границе – до 40% личного состава убитыми и ранеными, что не могло не сказаться на боевом духе рядового состава. Продолжение наступления на территорию Советского Союза, на Ленинград, могло вызвать у финских солдат страх новых потерь, на этот раз в боях на территории, которая не принадлежала Финляндии. Таким образом, страх новых потерь также мог стать одной из причин отказа.

Усталость, плохое питание и другие тяготы военных действий тоже явились причиной отказов – это прослеживается в случае с 3-й ротой 43-го пехотного полка. Несколько дней до выхода к старой границе полк постоянно вел наступление, все дни шел дождь, возможности отдохнуть, обогреться и высушить форму у солдат не было.[24] Именно после этой тяжелой недели солдаты из 3-й роты отказываются вести наступление и останавливаются перед линией проволочных заграждений на границе. Случай неподчинения командирам по причине усталости произошел также в 57-м пехотном полку уже после пересечения старой границы – 7-я рота отказалась выступить маршем ночью 5.09.1941.[25]

Ниихиля также объясняет большое количество отказов перейти границу именно на Карельском перешейке отсутствием разъяснительной работы среди личного состава. В радиопропаганде, в ежедневных боевых листках и фронтовых газетах необходимость перейти старую границу на Карельском перешейке вообще не объяснялась. О переходе старой границы на Карельском перешейке в боевых листках и газетах не было написано напрямую. Всего об этом было написано только 8 статей (или 2,4% от общего количества статей в боевых листках и фронтовых газетах), да и те статьи лишь с пафосом сообщали о том, что ”Финские и немецкие войска охватили Ленинград и блокировали город...”.[26] Если говорить о деятельности «офицеров по просвещению» (valistusupseeri, так в финской армии назывались офицеры-пропагандисты) и военных пасторов, то их деятельность могла охватить лишь небольшие группы солдат. Более того, ставка верховного главнокомандования стала спускать директивы о ведении работы с личным составом только к концу наступления осенью 1941 года.[27] Таким образом, личный состав финских пехотных полков не знал, зачем финские части переходят старую границу, и насколько глубоко им необходимо продвинуться вглубь советской территории. Финские исследователи объясняют отсутствие пропагандистской работы в этом направлении тем, что в планы финского высшего командования не входило продолжать наступление на Ленинград, а целью наступления через линию старой границы было спрямление линии фронта и захват позиций, более удобных для обороны. Так или иначе, все финские части на Карельском перешейке получили приказ перейти к обороне уже 4.09.1941 года,[28] однако в центральной и восточной части Перешейка наступательные бои за улучшение позиций продолжились примерно до 10.09.1941.

После этого начального анализа, который возможно провести на основе журналов боевых действий полков и легких отрядов, следует обратиться к более серьезному анализу социального состава отказников. Этот анализ был проведен рядом финских исследователей, и ниже приводятся лишь их результаты.

Отказы перейти старую границу произошли исключительно среди рядового и унтер-офицерского состава. Инцидент во второй роте 15-го пехотного полка, когда сам командир роты, капитан Вильо Каунен, говорил солдатам не переходить границу, остается единственным в своем роде. Кроме того, этот эпизод был описан лишь в нескольких свидетельствах очевидцев, а сам журнал боевых действий полка утрачен. Интересно отметить также то, что большинство отказников были членами шюцкора.

Солдаты и унтер-офицеры, отказавшиеся перейти границу, были в своем большинстве призваны из резерва; это были представители менее образованного рабочего класса и мелкие крестьяне. Большинство из них закончило лишь среднюю школу (kansakoulu) или начальные классы церковно-приходской школы (rippikoulu). Среди отказников было больше всего членов социал-демократической партии и аграрного союза. Коммунистов среди отказников было достаточно мало.[29]

В заключение следует отметить, что, несмотря на то, что общее число солдат и унтер-офицеров, отказавшихся перейти старую границу на Карельском перешейке, было незначительным, сами факты неподчинения вызвали озабоченность в отделе просвещения ставки финской армии, и было проведено целое расследование о причинах отказов.

Следует также отметить, что в большинстве случаев командирам полков и батальонов удавалось самим разрешить ситуацию, на месте объясняя солдатам, что переход границы связан с тактическими соображениями по спрямлению линии обороны, и не связан с планами дальнейшего наступления на Ленинград. Подобная риторика имела свое воздействие на солдат, так как восполняла те промахи, которые были допущены отделом просвещения финской армии в предыдущие месяцы наступления.

В журналах боевых действий полков и отрядов достаточно мало внимания уделяется состоянию боевого духа личного состава полков, в связи с чем современным исследователям достаточно сложно исследовать вопросы, связанные с психологическими аспектами ведения боевых действий.

Следует также отметить, что мало исследованным остается вопрос о том, насколько возросло количество дезертиров в полках, перешедших старую границу именно в момент начала финского наступления 3.09.1941 и в полках, пришедших им на смену позднее в сентябре 1941 года, и можно ли рассматривать дезертирство как форму протеста против перехода старой границы.

 

Примечания

1. Барышников Н. И., Барышников В. Н., Федоров В. Г. Финляндия во Второй мировой войне, Лениздат, 1989, ISBN 5-289-00257-X. [Назад]
2. SPK 9376, SPK 9377 JR 6:n Sotapäiväkirja. Журнал боевых действий 6-го пехотного полка. [Назад]
3. Там же. [Назад]
4. SPK 12138, JR 47:n Sotapäiväkirja. Журнал боевых действий 47-го пехотного полка. [Назад]
5. SPK 9578 JR 7:n taistelukertomus. Обзор боевых действий 7-го пехотного полка за период с 10.06.1941 по 06.09.1941, с. 1. [Назад]
6. Liite G-6, SPK 9578 JR 7:n taistelukertomus. Приложение G-6 k oбзору боевых действий 7-го пехотного полка за период с 10.06.1941 по 06.09.1941. [Назад]
7. SPK 9578 JR 7:n taistelukertomus. Обзор боевых действий 7-го пехотного полка за период с 10.06.1941 по 06.09.1941, с. 37. [Назад]
8. SPK 9666 III P/JR 7 Журнал боевых действий 3-го батальона 7-го пехотного полка, за период с 10.6.1941 по 31.1.1942. [Назад]
9. SPK 9626 9./JR 7 Журнал боевых действий 9-й роты 7-го пехотного полка за период 10.6.41 по 31.12.1942. [Назад]
10. JR 15 Jatkosodassa Antti Pekola Kirjapaino Oy West Point Rauma 1995. История 15-го пехотного полка в войне 1941-1944 гг., c. 67-68. [Назад]
11. Liite 7, SPK 12184, JR 48:n Sotapäiväkirja 18.6.1941 – 31.10.1941. Приложение 7 к журналу боевых действий 48-го пехотного полка. [Назад]
12. JR 48 Jatkosodassa, Kari Virtanen Keurusprint Oy Keuruu 1986. 48-й пехотный полк в Войне-продолжении, Кари Виртанен, стр. 137-138. [Назад]
13. SPK 12184, JR 48:n Sotapäiväkirja 18.6.1941 – 31.10.1941. Журнал боевых действий 48-го пехотного полка с 18.06.1941 по 31.10.1941. [Назад]
14. SPK 12184, JR 48:n Sotapäiväkirja 18.6.1941 – 31.10.1941. Журнал боевых действий 48-го пехотного полка с 18.06.1941 по 31.10.1941. [Назад]
15. SARK T 9626/1 2. DE 2359/I/4/L 1329 sal/Divisioonan päiväkäsky n:o 23/15.09.1941. Приказ по 2-й пехотной дивизии No. 23 от 15.09.1941 (секретный). [Назад]
16. http://tietokannat.mil.fi, официальный сайт Оборонительных сил Финляндии. [Назад]
17. SPK 10924, JR 28 Sotapäiväkirja. Журнал боевых действий 28-го пехотного полка, cтр. 1. [Назад]
18. Tappioluettelo, SPK 10924, JR 28:n Sotapäiväkirja. Сводная таблица потерь 28-го пехотного полка. [Назад]
19. SPK 10924, JR 28 Sotapäiväkirja. Журнал боевых действий 28-го пехотного полка, стр. 170. [Назад]
20. JR 43:n Historia, Toivo Harkonen, Lansi-Sano Oy Mikkeli 1992 ISBN 952-90-3916-6. История 43-го пехотного полка, стр. 82. [Назад]
21. SPK 16916, Kev Os. 6:n Sotapäiväkirja, 18.06.1941 – 28.03.1942. Журнал боевых действий 6-го легкого отряда за период с 18.06.1941 по 28.03.1942. [Назад]
22. Барышников Н. И., Барышников В. Н., Федоров В. Г. Финляндия во Второй мировой войне, Лениздат, 1989, ISBN 5-289-00257-X, с. 168. [Назад]
23. Vanhan rajan ylitys jatkosodan hyökkäysvaiheessa 1941. Jalkaväkirykmentien miesten suhtautuminen siihen. Harri Heinilä, Ajankohta 1997, Toim. Timo Soikkanen, Karhu-Kopio Oy, Turku 1997 ISBN 951-29-1094-2. Переход старой границы в наступательный период войны-продолжения. Отношение солдат пехотных полков к этому. Харри Хейниля, Ежегодник политической истории университетов Хельсинки и Турку Ajankohta за 1997 год, с. 75.
(С авторефератом докторской диссертации Харри Хейниля на данную тему можно ознакомиться ЗДЕСЬ >). [Назад]

24. JR 43:n Historia, Toivo Harkonen, Lansi-Sano Oy Mikkeli 1992 ISBN 952-90-3916-6. История 43-го пехотного полка,
стр. 80-81. [Назад]

25. JR 57 Kannaksella Loppuun asti 57-й пехотный полк – на Карельском перешейке до конца, стр. 78. [Назад]
26. Vanhan rajan ylitys jatkosodan hyökkäysvaiheessa 1941. Jalkaväkirykmentien miesten suhtautuminen siihen. Harri Heinilä, Ajankohta 1997, Toim. Timo Soikkanen, Karhu-Kopio Oy, Turku 1997 ISBN 951-29-1094-2. Переход старой границы в наступательный период войны-продолжения. Отношение солдат пехотных полков к этому. Харри Хейниля, Ежегодник политической истории университетов Хельсинки и Турку Ajankohta за 1997 год, стр. 71. [Назад]
27. Там же, стр. 74. [Назад]
28. Например, SPK 10924, JR 28 Sotapäiväkirja. Журнал боевых действий 28-го пехотного полка, за 4.09.1941. [Назад]
29. Vanhan rajan ylitys jatkosodan hyökkäysvaiheessa 1941. Jalkaväkirykmentien miesten suhtautuminen siihen. Harri Heinilä, Ajankohta 1997, Toim. Timo Soikkanen, Karhu-Kopio Oy, Turku 1997 ISBN 951-29-1094-2. Переход старой границы в наступательный период войны-продолжения. Отношение солдат пехотных полков к этому. Харри Хейниля, Ежегодник политической истории университетов Хельсинки и Турку Ajankohta за 1997 год, стр. 78. [Назад]

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ К ПЕРЕЧНЮ СТАТЕЙ